5 фактов о Макинтоше, которые надо знать каждому. Стулья макинтош


Высокие стулья от Шотландского дизайнера

«Высокие спинки – высокие помыслы» - утверждает дизайнер из Шотландии Чарльз Ренни Макинтош. Среди его работ – удивительные стулья. Автору удалось, во-первых, доказать, что столетняя мебель может всегда выглядеть современно, во-вторых, представить нечто принципиально новое. Чарльз Ренни Макинтош призывает убрать лишние детали и отказаться от «украшательства». Однако отказ от декоративных элементов вовсе не делает стулья простыми. Они не впишутся в обстановку дачного домика и в интерьер кантри. Изысканность и строгая геометрия делает изделия по-своему роскошными.

Для моделей Чарльза Ренни Макинтоша характерны спинки-решетки. Они напоминаются неожиданно обрывающиеся лестницы, ведущие с земли на небо. Высокая спинка нередко имеет нестандартную «вершину». Мебель и аксессуары по проектам Чарльза Ренни Макинтоша с успехом выпускают и продаются в наше время. Стулья из черной древесины отличаются совершенной пропорциональностью, чистотой линий и проработанностью каждого отдельного элемента. Сидение выполняется из дерева, текстиля и плетеной соломы. Если кто-то решил присесть на стул Макинтош, то у него не получится сидеть вразвалку, он будет вынужден принять императорскую осанку. Таким образом, высокая спинка заставляет стать «выше ростом и мыслями».

Высокие стулья - высокие помыслы

Стоит отметить, творчества Чарльза Ренни Макинтоша не ограничивается создание стульев и комодов. Он разработал понятие «тотального дизайна»: проектировал как интерьер (от мебели до посуды), так и само здание. Обеспеченные домовладельцы заказывали у дизайнера «полный проект». Дизайнер, живший столетие назад, опережал свое время. Его формы зажили полной жизнью только в ХХ веке. Многие дизайнеры переняли его идеи, дополнив их, «инновации» автора стали толчков в развитии новых стилей и направлений. Некоторое время назад миланская фабрика выкупила право на повторное предложение на рынок знаменитого темного стула с высокой спинкой.

xn-----6kcabadf9abziijtfnmdu6ag9byao6t.xn--p1ai

Мебель Макинтош

Стиль Макинтош возник в Шотландии в Глазго на рубеже XIX и ХХ веков. Это была своего рода противоположность актуальному, витиеватому и интригующему стилю того времени — Ар Нуво. Стиль Макинтош — это целостный взгляд на архитектурное строение, начиная от инженерных расчетов, заканчивая мебелью и аксессуарами.

Родоночальником стиля был Чарльз Ренни Макинтош (1868-1928) — шотландский художник. Он учился на архитектора, а затем получил образование в художественной школе. Вместе со своей женой Маргарет Макдональд и группой художников Макинтош создал узнаваемое и оригинальное направление стиля модерн.

 

Макинтош или стиль «Глазго» базируется на строгих прямых линиях. Мебель и предметы интерьера напоминают готические соборы, но не причудливостью форм, а постоянным стремлением ввысь. При том, что это самое стремление очень рациональное и спокойное.

Для мебели и оформления интерьера Макинтош использовал натуральные и доступные материалы: дерево, камень, стекло, металл. Цвета предметов сдержанные и спокойные: темные — мужские и светлые — женские оттенки. Спокойствие и целеустремленность является продолжением традиционного английского искусства.

Основные особенности стиля:

 

  • Прямые вертикальные линии,
  • Лаконичные горизонтальные линии,
  • Прямоугольные геометрические фигуры.

«Визитная карточка» стиля — это стул Макинтош. Он имеет довольно высокую спинку из вертикальных деталей. Часто их пересекают поперечные перекладины и таким образом получается клеточка или лесенка. Даже в самых современных и экстравагантных интерьерах такой стул выглядит очень естественно.

Чарльз Макинтош участвовал во многих выставках и создал несколько проектов. Одним из знаменитых был проект Художественной школы в Глазго. Совместно с супругой был разработан не только архитектурный проект, но и интерьеры помещений, вся мебель, светильники, вешалки и прочие детали оформления интерьера вплоть до посуды. Дизайн отличался изящностью, свойственной искусству конца XIX века, и чистыми формами, предвещающими рациональный ХХ.

Среди заказчиков Чарльза Макинтоша были знаменитые и богатейшие его современники — финансист Фриц Варндорфер, издатель издатель Уолтер Блеки и другие.

Макинтош — чем дальше по времени этот стиль от нашего времени, тем современнее и интереснее он кажется. 

bkremont.ru

Ар нуво. Новатор, рационалист, универсал — Чарльз Ренни Макинтош

Эскиз обрамления зеркала. Маргарет Макдональд Макинтош. 1896 и Чарльз Ренни Макинтош. 1893.

Ольга Боброва

Чарльза Ренни Макинтоша по праву называют единственным представителем и родоначальником стиля ар нуво в архитектуре Великобритании, где в то время царил неоромантизм. Но Макинтош не был «типичным представителем» стиля. Его вариант ар нуво – это изысканность и сдержанность, без основных стилеобразующих черт: ни взвинченного ритма, ни линий, напоминающих удар хлыста, ни обильных растительных орнаментов. А как дизайнер Макинтош создал вещи, дизайн которых опередил время. Они геометричны и функциональны, а их пропорции стройны, без излишеств…

 «Больное» детство

Чарльз Ренни Макинтош родился в Глазго 7 июня 1868 года в семье полицейского чиновника. Мальчик был вторым из 11 детей. Из-за травмы ноги он с детства вынужден был держаться подальше от ребячьих компаний, вел сидячий образ жизни.

Чтобы не скучать, он много рисовал садовые цветы. В результате получился цикл под названием «Гербарий». Эти цветы впоследствии украсили многие интерьеры.

Учеба и «Группа четырех»

Он учился в Глазго в Художественной школе Алана Глена, одновременно практиковался у архитектора Джона Хатчесона. Продолжал изучение архитектуры у Френсиса Ньюбери в Школе искусств. Позже он отблагодарил alma mater, создав проект нового здания Школы – архитектурный шедевр, украсивший Глазго. Закончив обучение в 1889 году, Макинтош устроился на работу в архитектурное бюро Honeyman & Keppie (с 1904-го – полноправный партнер). Он познавал архитектуру и искусства с удовольствием, азартом и неизменным интересом. И в 1890-м был награжден специальной стипендией Александра Томпсона, которую использовал для поездки во Францию и Италию для изучения архитектуры.

В студенческие годы он возглавил своеобразное направление ар нуво, возникшее в конце XIX века в Глазго. Ядром движения была «Группа четырех», в которую входили сам Макинтош, его друг Герберт Макнейр и сестры Макдональд. Потом барышни сменили фамилии, став Маргарет Макдональд Макинтош и Френсис Макнейр. Эта группа создала «стиль Глазго» в графике, декоративно-прикладном искусстве, проектировании мебели и интерьера.

Но работы не получили поддержки в среде художников «Движения искусств и ремесел». Проекты шотландцев резко осудили на выставке «Искусств и ремесел» 1896 года. Дорога на выставки подобного рода в Англии им была закрыта. Это был результат внутреннего конфликта между национальноромантическими и космополитическими тенденциями, того конфликта, что неоднократно возникал в искусстве на стыке веков. Между тем, отвергнутые в Англии работы шотландцев были восторженно приняты на континенте. Уже в 1898 году известный немецкий издатель Александр Кох поместил в своем журнале «Декоративное искусство» иллюстрированную статью о Чарльзе Макинтоше и его группе, в которой высоко оценил их творчество.

Чарльз Макинтош был единственным из этой четверки, кто, помимо прочего, серьезно занимался архитектурой. При этом источники архитектурного творчества Макинтоша сильно отличались от источников его деятельности в других областях искусства.

1 Эскиз Геральд билдинг. Глазго. 1894 и 2 Эскиз «Дома на холме» (Hill House) Хеленсбург (около Глазго). Шотландия. 1903.

Архитектор

Чарльз Макинтош не любил архитектуру Греции и Италии, непригодную, по его мнению, к шотландскому климату. Основой его творческой философии стала традиция сельского шотландского жилища и так называемый «баронский стиль» средневековых замков. Он считал, что его надо непременно вернуть, разумеется, адаптированным к современным реалиям.

Чарльз Макинтош был еще и новатором в применении строительных материалов – бетона, зеркального стекла, стали. Он работал с металлом, текстилем, витражами. Сочетал бетон с булыжником и тесаным камнем. Он первым в Британии использовал пластик в своих проектах.

Школа искусств. Глазго. Шотландия. 1899.

Школа искусств в Глазго

В 1895 году Макинтош стал победителем архитектурного конкурса на проект нового здания Школы искусств в Глазго. В результате на свет появилось выдающееся произведение зодчества.

Строительство длилось 12 лет. Итог: здание Е-образной формы – своего рода вариация на «шотландскую тему». Длинный главный фасад напоминает отвесные стены замков Linlithgow и Hunty. Восточный фасад рождает ассоциации с дорогим его сердцу Средневековьем: словно вернулись старинные замки с их массивными стенами и неправильной формы окнами. Западное крыло – образец того, как умело вписал Макинтош современный дизайн в исторический контекст и объединил аскетичную монументальность с чувственностью. Дверь 1-го этажа украшает цветной витраж. В рисунке отражены характерные для Макинтоша элементы – «древо жизни», которое превращается в женское лицо и бутоны роз. В мощной композиции западного фасада жесткость сочетается с асимметрией, характерной для традиционной народной архитектуры.

Фасад школы искусств. Глазго. Шотландия. 1899.

В этом проекте Макинтош пришел к методу проектирования «изнутри наружу»: функциональное назначение интерьера отражено во внешнем облике здания. Например, студиям живописи необходимо много естественного освещения. И северный фасад, вдоль которого эти студии располагались, получил необычайно большую остекленность. Макинтош придерживался идеи тотального дизайна: здание со всей его начинкой (вплоть до мебели и мелких деталей внутренней отделки) – это целостный объект, значит, все его элементы должны находиться в стилевом единстве.

Гостиная. Майнс 120. Глазго. Чарльз Ренни Макинтош и Маргарет Макдональд Макинтош. 1900.

«Строительство в его руках становится абстрактным искусством, как музыкальным, так и математическим», – писал о библиотеке в Школе искусств известный искусствовед Николас Певзнер. Действительно, конструктивное решение интерьера – настоящая симфония, организующая пространство. Огромный зал был разделен по вертикали на 3 помещения: 1-й этаж – для основного читального зала, 2-й этаж занимала галерея, на 3-м располагалось книгохранилище. Галерея покоилась на толстых опорных столбах, а вот ее потолок, казалось, держался на тонких вертикальных опорах. На самом деле потолок галереи, он же пол книгохранилища, висел на металлических крюках, прикрепленных к чугунным балкам потолка здания. По горизонтали зал был разделен на 3 нефа, подобно средневековому собору. Дневной свет падал из 3-х узких окон высотою 19 м – явные отсылки к средневековой архитектуре с ее длинными вертикальными витражными окнами.

1 Павильон «Розовый будуар» на интернациональной выставке в Турине. Италия. Чарльз Ренни Макинтош и Маргарет Макдональд Макинтош. 1902 и 2 Гостиная. Дернгейт 78, Нортхэмптон. Великобритания. 1916.

Помещение было стилизовано под средневековое монастырское хранилище книг. Деревянные перекрытия имитировали средневековые интерьеры, столы были созданы словно под старинные манускрипты, ни одно кресло не повторяло другое, каждый светильник был уникален. К сожалению, в мае 2014 года в Школа искусств случился пожар. Погибли многие произведения Макинтоша и весь интерьер библиотеки, которую называли «шедевром в шедевре».

Библиотека в школе искусств в Глазго. 1899.

Дизайнер

От типичных интерьеров ар нуво интерьеры Макинтоша отличаются простотой, даже аскетизмом. Но это не наивная «деревенская» простота. И не нарочитый примитивизм «народной» обстановки интерьеров национально-романтических направлений ар нуво. Простота работ Макинтоша изысканна и сдержанна. Чаще всего она возникала в результате утонченной стилизации прямоугольных в своей геометрической основе форм с применением немногочисленных мастерски нарисованных деталей.

Кабинет в гостиной на Майнс 120. Глазго. 1900. Реконструкция.

Внимание деталям

Одновременно с работой над проектом alma mater Макинтош строил и оформлял крупные общественные здания в Глазго – церковь Куинс-Кросс и школу на Скотланд-стрит. Он вдохновлялся легендами и мифами и при этом был очень функционален в своих решениях.

1 Чайная на улице Баханан. Глазго. 1897 и 2 Салон de Luxe в чайной Willow. Глазго. Чарльз Ренни Макинтош и Маргарет Макдональд Макинтош. 1903.

Чайные комнаты  

Надо сказать, Чарльзу Макинтошу очень везло с клиентами. Самым щедрым из них и постоянным покровителем Макинтоша была богатая жительница Глазго Кэтрин Крэнстон, занимавшаяся экспортом чая. Но она хотела не только торговать, но и показать обывателям, что свободное время можно проводить в уютной клубной обстановке за чашкой чая. Ей хотелось создать сеть чайных заведений (tea rooms – британский вариант кафе) по всему Глазго. Что она и сделала, заказав Чарльзу проекты своих заведений. Сначала он украсил только стены чайной комнаты для дам панно с удлиненными женскими фигурами, стоящими парами в окружении роз. Позже разработал дамскую комнату для завтраков на Ингрэм-стрит, затем – чайную Willow.

Дверь в салоне de Luxe в чайной Willow. 1903.

Чайные комнаты Willow были расположены в 4-этажном доме на узкой улице Sauchiehall – старой шотландской Ивовой аллее. Это и навело Макинтоша на мысль использовать «ивовые мотивы» в орнаментике интерьеров. Макинтош и его жена Маргарет разработали все – от мебели и меню до фасона платьев официанток, не говоря уже о форме чайных ложек, посуды, мебели и декоративных стенных росписях. На 1-м этаже здания расположился дамский чайный салон, а общий обеденный зал, мужские салоны, бильярдные и комнаты для курения – над ним. Каждую комнату он оформлял по-своему: там были китайские и белые гостиные, а также салон de Luxe.

Комната леди Ланхеон в чайной на улице Ингрэм. Глазго. Чарльз Ренни Макинтош и Маргарет Макдональд Макинтош. Реконструкция. 1900-12.

Украшением чайной на Ингрэм-стрит стало декоративное панно The Wassail, законченное супругами Макинтошами, Чарльзом и Маргаретт в 1900 году. Словом Wassailling называлась древняя языческая церемония, с ритуалами, которые, по поверьям, сулят богатый фруктовый урожай в новом году. Панно представляло собой роспись декоративной штукатурки на левкасе, с добавлением металлических элементов и декора бусинами. В композиции присутствуют традиционные для школы Глазго розы, а также священное кельтское растение омела. Сейчас это панно находится в Художественной галерее Келвингроув в Глазго.

Настенное панно The Waissail. Чарльз Ренни Макинтош и Маргарет Макдональд Макинтош. 1900.

Свое представление о том, каким должно быть жилище, Макинтош воплотил в 3-х проектах. Это дом «Уиндхилл», который Чарльз спроектировал для своего друга Уильяма Дэвидсона в 1900-м. Затем он разработал дизайн музыкального салона для Фрица Вандорфера, сторонника движения Secession Movement. И знаменитый «Дом на холме» (1902-й) для семьи издателя Уолтера Блэки.

1 Прихожая в «Доме на холме». Хеленсбург. 1902-04 и 2 Гостиная в «Доме на холме». Хеленсбург.1902-04.

«Дом на холме»

«Дом на холме» (Hill House) – большой особняк, который на самом деле стоит на холме в городке Хеленсбург. Узкое здание, построенное из грубо обработанного местного песчаника, протянулось с запада на восток. Это классический семейный дом с библиотекой, главным залом для приемов и садом для детей. Взяв на себя роль ландшафтного дизайнера, Макинтош спроектировал даже лужайки, окружавшие дом. Все комнаты в доме расположены таким образом, что их окна смотрят на юг. С восточной стороны на север выдвигается крыло, где расположены кухня, служебные комнаты и детские.

1 Гостиная в «Доме на холме». Хеленсбург. 1902-04 и 2 Спальня в «Доме на холме». Хеленсбург. 1902-04.

«Начинку» для этого элегантного дома тоже создал Макинтош. Он спроектировал камины, обстановку и коммуникации, гардеробы в белой спальне, дровяные шкафы, каминные щипцы… Темная лаконичная мебель контрастировала с нежными розовыми кустами, что «цвели» на стенах. Дом наполнен прекрасными работами Макинтоша.

Основная спальня в «Доме на холме». Хеленсбург. 1902-04.

Hill House считают самым продуманным проектом Чарльза Макинтоша. До этого в подобном стиле был выполнен собственный дом супругов Макинтош на улице Майнс 120 в Глазго, где они экспериментировали с контрастом черных и белых комнат, «женской» и мужской» средой.

Hill House оставался семейным домом Уолтера Блэки в течение 50 лет. В 1972-м году дом был приобретен Королевским Объединением Архитекторов Шотландии. А в 1982 перешел в распоряжение Национального фонда Шотландии, который продолжает им управлять и сегодня. Большая часть дома используется как музей, а апартаменты на 2-м этаже сдаются в аренду.

Эскиз музыкальной комнаты в «Доме для любителей искусств». 1901.

«Дом для любителя искусств»

В начале прошлого века центр тяжести новаторских поисков сместился. Теперь во главе угла поставлен не массовый тип загородного дома, но особняк для избранного заказчика. Того, который способен оценить новаторские изыскания. В архитектуре появился даже особый жанр – «Дом для художника» (или «Дом для любителя искусств»). Расцвет жанра пришелся на время конкурса 1901 года на лучший проект «Дома для любителя искусства» в германском Дармштадте. Проект Макинтоша получил приз за его «явное личное качество, новую и строгую форму и однородную конфигурацию интерьера и внешности».

Музыкальная комната в «Доме для любителей искусств». Парк Беллахьюстон. Глазго. Реконструкция.

Но этот замечательный дом при жизни Макинтоша так и остался в эскизах и чертежах. Они 80 лет пролежали неиспользованными, пока инженер-консультант Грэхем Роксбург, занимавшийся восстановлением других работ Макинтоша, не принял решение построить «Дом для любителя искусств». Строительство шло с 1989 года по 1996. В интерьерах дома отчетливо виден стиль Макинтоша: строгий, изысканный, лаконичный, подчеркивающий утонченность и яркую индивидуальность владельца. Здесь нет вычурности и томности, присущих работам многочисленных блистательных классиков европейского ар нуво.

1 Музыкальная комната в «Доме для любителей искусств». Парк Беллахьюстон. Глазго. Реконструкцияю 2 Гостиная в «Доме для любителей искусств». Реконструкция.

Но белые стены и белая мебель, свободное, не загроможденное предметами и не отягощенное украшениями пространство, редкие и деликатные цветовые акценты казались в начале прошлого века неслыханным аскетизмом и даже грубостью.

Заданная Макинтошем геометрическая схема решения интерьера включает комплект белых стульев с высокой спинкой и обеденный стол квадратной формы. Геометрические формы мебели перекликаются с настенными панно.

1 Настенное панно в музыкальной комнате в «Доме для любителей искусств». Реконструкция. 2 Витраж в музыкальной комнате в «Доме для любителей искусств». Реконструкция.

Мебельщик  

«Каждый объект, который проходит через твои руки, должен нести черты индивидуального, прекрасного и взыскательного исполнения», – говорил Макинтош. Действительно, вещи, что он придумал, ни с чем не спутаешь. Он создал серию стульев, настольных часов, светильников, столов и каминов. Придумал милый умывальник, украшенный стеклом с цветными вставками. Ни до ни после Макинтоша такого не было.

Всему миру известен знаменитый стул Макинтоша: темного дерева, с высоченной спинкой в виде лесенки. Высокий дизайн! Этот экстравагантный стул был спроектирован специально для спальни в «Доме на холме» издателя Блэки. Это очень функциональный предмет: спинку вполне можно использовать как вешалку для одежды.

Макинтош придумал и варианты этого «трона». Верх спинки он декорировал квадратиками. Иногда «в квадратик» была вся спинка… Порой длинная спинка заканчивается оригинальными навершиями. Например, стул Argyle, который и сегодня производит итальянская компания Cassina, венчает изысканный миндалевидный декоративный элемент с фигурной прорезью.

Создавая свою мебель, Чарльз Макинтош часто пренебрегал столь высоко ценимой последователями Морриса «правдой материала». Окраска полностью скрывала естественную текстуру дерева, что считалось недопустимым приверженцами теории Морриса.

Макинтош упразднил мягкость, округлости, незатейливую пестроту отделки и прочие завитушки – характерные приметы мебели того времени. В простых и чистых формах, очень лаконичных кривых, в идее некоего остова вещи, не прикрытого никакими украшениями, он увидел новую красоту.

График     

Еще будучи студентом, Макинтош уделял большое внимание созданию нового изобразительного языка графики, который отличался бы от надоевшего академического стиля. Поиски привели его к природе, чьи формы он изучал и запоминал с помощью рисунков. Это мог быть, например, узор, возникший на срезе кочана капусты, или рыбий глаз под микроскопом. Позже он пытался писать настроение, изображать фрагменты лирики или прозы абстрактным сочетанием изогнутых линий.

Он создал огромное количество графических эскизов архитектурных сооружений, интерьеров, мебели, тканей.

1 Плакат. 1896. 2 Дизайн текстиля «Стилизованный тюльпан» 1915 и 3 Витраж. 1903. Реконструкция.

Розы Макинтоша

Основным элементом своего стиля Макинтош сделал эмблему Британии – розу. Потому в его витражах и на панно, обоях на стенах и на обложках книг, многочисленных акварелях и на текстиле, даже на входной двери в Школу искусств обязательно есть розы. Это едва распустившиеся бутоны и вполне расцветшие «головки» цветов, которые бережно держат девичьи руки, целые кусты и букеты…

Уход

В 1923 году супруги Макинтош переехали на юг Франции. Здесь Чарльз создал серию акварелей. Хотя он и закончил 40 картин, они так и не были выставлены.

В 1928 году врачи поставили диагноз – рак языка и горла. Последовал переезд в Лондон для лечения. Там он и скончался в том же году.

Столовый набор, выполненный для чайной Кэтрин Крэнстон на Ингрэм-стрит. Сталь, покрытая серебром. 1905.

interior.lv

5 фактов о Макинтоше, которые надо знать каждому | Арт

Стул Макинтош

Макинтош — это не компьютер и не плащ (хотя ненароком придумавший его шотландский химик был тезкой художника, тот что по части естественных наук — Чарльз Макинтош, тот, что по художествам — Чарльз Ренни Макинтош), а тогда уж стул. Стул Макинтош стал нарицательным — странно, что прежде никому не пришло в голову превратить повседневный предмет мебели в трон благодаря высокой спинке с геометрическим орнаментом. Сейчас такую мебель выпускает фабрика Кассина.

Средневековые замки и сельские дома

Хотя речь и о модерне новое архитектор, художник и дизайне Макинтош хорошенько укоренил в старых традициях. В основе его построек — и домов, и чайных комнант, и школ, и церквей — достаточно брутальные формы (в том смысле, что с привычным нам представлением об Ар нуво как изящных постройках с женскими головками, мозаиками и цветочными завитушками — расходится) «баронского стиля» средневековых шотландских замков и сельских домов. Плюс к тому — макинтошевская тяга к геометрическому орнаменту и к материалам вроде бетона и стекла.

«Четверка Глазго» — «Стиль Глазго»

Студенты Школы искусств в Глазго, видимо, рассудили, что если уж искусство нести в жизнь, так и жить лучше вместе. Макинтош женился на Маргарет Макдональд, а его друг Герберт Макнейр на сестре Маргарет — Фрэнсис.

Роза Макинтоша

Предпочитая лаконизм геометрических мотивов, Макинтош даже розу сделал «геометрической» — такой кружок с клиньями-лепестками. Получилось стильно. Прием оценили и потом вывели розу «Чарльз Ренни Макинтош».

Макинтош в России — сто с лишним лет спустя

Шотландец повлиял Венский сецессион (который был группой художников и одновременно дал имя венской вариации модерна, или югендстиля). Но сейчас о другом: австрийцы позвали Макинтоша и его жену Маргарет Макдональд устроить выставку в Вене, и там его заметил великий князь Сергей Александрович и, в свою очередь, позвал в Москву, поучаствовать в 1902 году в «Московской выставке архитектуры и художественной промышленности нового стиля».

www.timeout.ru

Стиль Макинтош в интерьере | Интерьер дома в стиле Макинтош, фото

Отделка и ремонт

  • Напольные покрытия
  • Паркет, паркетная доска
  • Ламинат
  • Линолеум
  • Наливные полы
  • Пробковый пол
  • Ковровые покрытия
  • Керамическая плитка и керамогранит
  • Двери
  • Входные двери
  • Межкомнатные двери
  • Металлические двери
  • Входные группы
  • Окна
  • Балконные рамы
  • Окна ПВХ
  • Деревянные окна
  • Стены, внутренняя отделка
  • Обои
  • Фотообои
  • Декоративная штукатурка
  • Лакокрасочная продукция
  • Натяжные потолки
  • Роллеты
  • Теплый пол
  • Вагонка. Евровагонка
  • Кондиционеры
  • Электрооборудование
  • Дизайн квартир и коттеджей
  • Ремонт квартир под ключ
  • Плитка из камня
  • Мозаика
  • Клей
  • ВСЕ РУБРИКИ

mag.dom.by

Чарльз Ренни Макинтош

БЕЗ РЕКЛАМЫ здесь => knightswood.ru

На этой странице я расскажу об известном дизайнере из Глазго конца 19-го - начала 20-го веков, имя которого знает любой уважающий себя любитель искусства - Чарльз Ренни Макинтош. Этот шрифт, которым я написал его имя, - изобретение самого же дизайнера.

Несколько фактов из биографии. Родился в Глазго 7 июня 1868 года. Был вторым по возрасту ребёнком в семье, в которой было 11 детей. Его отец был полицейским суперинтендантом. Некоторые источники говорят, что в детстве он был очень плохим учеником с невысокими способностями. У него было неважное здоровья, с детства он хромал. Непригодный к физическому труду, он стал учеником в архитектурной фирме Джона Хатчинсона.

После работы он посещал Школу Искусств Глазго, где он считался талантливым учеником. В 20 лет он получил награду от Института прекрасных искусств за дизайн здания и был признан профессионалом.

Двумя годами позже, уже работая на компанию "Honeyman and Keppie", он получил гранд в 60 £ за дизайн городского зала собраний и потратил деньги на трёхмесячное рисование в Италии.

Он работал всё в той же компании, когда между 1900 и 1910 годами он создал здания и дизайны, которые прославили его имя. И хотя многие дизайны и проекты не дожили до наших дней, но то, что мы можем видеть сегодня, как, например, Школа Искусств Глазго (Glasgow School of Art), Хилл Хауз (Hill House), Школа на Скотланд-стрит (Scotland Street School) являются выдающимися памятниками архитектуры.

Макинтош уделял огромное внимание деталям. Его современники пытались приписать ему аутизм (когда неполноценность в одной области компенсируется незаурядными способностями в другой). Это объяснило бы его страсть к мелочам и его проблемы с межличностным общением. Но для тех, кто пользовался плодами его творчества, такое внимание к деталям приносило огромную пользу. Так дети в Scotland Street School всегда ходили в сухих пальто, потому что позади вешалок в школьном гардеробе были спроектированы водопроводные трубы с горячей водой. А в Глазго дожди частое явление. Но пока ученики занимались в классах, их верхняя одежда снова становилась сухой и тёплой.

Ещё посещая Школу искусств, Макинтош познакомился с Margaret MacDonalg, Frances Macdonald и Herbert McNair. Вместе эта чётверка рисовала постеры, изобретала дизайны мебели и множество графических дизайнов. Их проекты участвовали в выставках в Глазго, Лондоне, Вене, Турине. Благодаря этим выставкам укрепилась репутация Макинтоша.

Корни его творческой философии лежали в шотландской традиции. Он не любил архитектуру Греции и Италии, которую он считал непригодной к шотландскому климату. Макинтош считал, что возвращение Шотландского Баронского стиля, адаптированного к современному обществу, отвечало бы художественным течениям в дизайне. Его архитектурные шедевры ясно подтверждают его убеждения.

Макинтош создал здания, замечательные своей элегантностью и ясностью пространственных концепций, умелым использованием сочетания естественного и искусственного освещения и, конечно, деталями во всём.

Но как и большинство истинно талантливых людей многие его проекты не приносили большой прибыли, а заказов у фирмы Honeyman, Keppie & Mackintosh, где он был партнёром с 1904 года, становилось всё меньше и меньше. В 1913-ом году Макинтош оставил фирму и решил уехать из Глазго.

В 1914 году Макинтош и его жена Маргарет поселились на побережье Саффолка в Англии. Оттуда они вынуждены были уехать вскоре после начала Первой мировой войны. Их странный акцент, богемная одежда, письма из-за границы заставляли людей коситься на них как на шпионов. Однажды даже службы безопасности обыскали их дом.

В 1915 году они переехали в Лондон. Макинтош продолжал заниматься дизайнерской работой. Но из-за войны заказов было мало и построено ничего не было. Тогда Макинтош и его жена, тоже талантливый дизайнер, обратили взоры на ткани чтобы хоть как-то свести концы с концами. Но денег все равно не хватало. К концу войны Макинтош писал своим друзьям в Шотландию с просьбой купить его картины, чтобы он смог оплатить своё жильё.

В 1923 году супружеская пара уехала на юг Франции. Здесь Макинтош опять взялся за акварель, намереваясь выставляться на Лондонской выставке. Но рисовал он медленно. Хотя он и закончил 40 картин, они так и не выставлялись на выставке.

В 1928 году он стал жаловаться, что французский табак раздражает его горло. Врачи поставили диагноз - рак языка и горла. Он вернулся в Лондон для лечения. Там он и скончался в том же году.

Как видите жизнь у него была тяжёлой и лишённой тех преимуществ, которыми пользуются признанные художники. Но его архитектурные шедевры, разработки дизайнов мебели и художественные дизайны, сделавшие его пионером модернизма в Шотландии и Британии, являются жемчужинами шотландского и британского исусства. Жители Глазго гордятся своим талантливым земляком. Правда, скептики говорят, что имя Чарльза Ренни Макинтоша стали эксплуатировать: кто-то - для извлечения прибыли, кто-то - для привлечения туристов. Ходят слухи, что даже шрифт не является его изобретением. Я думаю, что во все времена существовало корыстное стремление "деловых" людей использовать блестящий талант настоящих художников.

Как пример, в прошлом, 2002 году, один из его стульев был продан на аукционе за 150.000 £(!)

А теперь я предлагаю вам ознакомиться с его работами, о которых выше уже было сказано немало лестных слов, и сформировать своё мнение.

Scotland Street School, Школа на Скотланд-стрит

Совет директоров Школы искусств Глазго 1896 году объявил конкурс на проект нового здания школы. Победила работа фирмы Honeyman and Keppie, выполненный Макинтошем. Может, ещё и потoму что решающее слово имел директор Школы искусств Франсис Ньюбери, друг и бывший учитель Чарльза Ренни Макинтоша. Ньюберри внёс огромную лепту в становление творчества своего ученика.

По финансовым причинам здание строилось в два этапа, первый - с 1897 до 1899 года, вторая часть, западная - была построено в 1907-09 годах.

Здание похоже на прямоугольную башню, почти без декораций, со строгим фундаментом, уходя от традиционных методов архитектурных украшений. Отсутствие традиционных исторических тем, классицизма, отсутствие скульптурных декораций, асимметричный фасад и строгость конструкции вызвали много неодобрительных комментариев в то время.

Четыре фасада не похожи друг на друга. Интерьер и экстерьер здания спроектирoван до мельчайший деталей, что было отличительной чертой Макинтоша. Важность этого здания в том, что его оригинальный стиль противостоял наплыву подделок под старину. Некоторые утверждали, что ни одна деталь не была заимствована от какого-либо стиля. Однако, последние исследования нашли элементы множества стилей, которые были умело использованы дизайнером.

В этом здании чётко прослеживается отличное знание Макинтошем шотландской архитектуры, его интерпретация шотландских тем. Длинный главный фасад напоминает отвесные стены замков Linlithgow и Hunty. Восточный фасад вызывает воспоминания шотландского средневековья, которое, как говорил Макинтош, "было дорого его сердцу". Всё отчетливо напоминает архитектуру старинных замков с их неправильной формы и расположения окнами, массивными стенами.

Макинтош был сторонником возрождения кельтских традиций, которые он видел, например, в баронской архитектуре. Он считал, что это исключительно шотландский стиль. Кельтские темы могут быть замечены в форме кронштейнов на окнах главного фасада. Идея Макинтоша о том, что наиболее выступающие и нужные части элементов конструкций должны быть выбраны для украшения. Т.е. структурные и необходимые части конструкции превращались в элементы красоты, что было великолепно воплощено в здании Школы.

Стоит отметить, что Макинтош интересовался японскими идеями в архитектуре о необременённости деталями старинного дизайна. Эта теория вдохновляла его в работе. Так, в чёрном металлическим заборе вокруг северного фасада по верху вставлены орнаменты в форме хороводов из загадочных зверей и насекомых, напоминающих геральдику японских кланов. Японское влияние также прослеживается в ряде других элементов, о чем я, увы, не в состоянии правильно написать, не будучи специалистом.

Можно ещё много и подробно рассказывать об этом памятнике шотландской и мировой архитектуры, спроектированном замечательным мастером из Глазго Чарльзом Ренни Макинтошем. Но это я оставлю для специалистов в архитектуре.

И вот последняя новость, к сожалению, не радостная. Вчера, т.е. 23/05/2014, в подвале школы искусств вспыхнул пожар, который распространился и на другие этажи. Вроде, как будто, никто не пострадал, но зданию нанесён существенный ущерб. На восстановление этого шедевра архитектуры потребуется теперь незнамо сколько средств и времени.

И вот самая последняя новость, к сожалению, ещё более не радостная. Вчера, т.е. 15/06/2018, отреставрированное за многие миллионы здание снова сгорело, ещё сильней чем четырьмя годами раннее, да так, что теперь его будут сносить и заново строить уже копию.

Hill House, дом на холме

Hill House (Дом на холме) - спроектирован и построен в 1903 году, для семьи издателя из Глазго Уильяма Блэкки. Это один из самых больших и прекраснейших особняков, спроектированных Макинтошем, находится на холме с видом на устье Клайда в городке Helensburgh (Хеленсбора).

Окружённый лужайками, спроектированными самим же Макинтошем, вплоть до деталей: какие, например, деревья должны быть посажены. "Построенное из грубообработанного местного песчаника здание следует шотландским баронским традициям. Для интерьера Макинтош спроектировал камины, обстановку и коммуникации. Его внимание простиралось от дизайна встроенных гардеробов в белой спальной до каминных щипцов и кочерги. Стены в доме в основном белые, иногда с нежными узорами светлых оттенков зелёного, розового им серебристого цветов." (строки из книги Джэкки Купера об архитектуре Макинтоша).

Узкое здание протянулось с запада на восток со входом на западной стороне. Все комнаты расположены таким образом, что их окна смотрят на юг с видом на лиман. С восточной стороны на север выдвигается крыло, где расположены помещения для кухни, служебные комнаты и детские.

Макинтош видел здание не только как единичный творческий акт, но как социальный прогресс, в котором жизненно важным была адаптация первоначального дизайна нуждам клиента. Так, при строительстве Хилл Хауса Макинтош изменил дизайн уже поднимающегося дома чтобы встроить детскую комнату для неожиданного пополнения в семье Блэки.

The Willow Tea Room

Ивовая чайная комната, спроектированная для мисс Крэнстон, находится в ивовой аллее на одной из центральных улиц Глазго Sauchiehall Street. История появления этoго здания такова. В 1896 году дизайнер встретил женщину, которая впоследствии оказала огромное влияние на творческую жизнь Макинтоша. Мисс Кэйт Крэнстон была, как мы сейчас говорим, businesswoman. У неё была мысль о создании сети арт-кафе, по-английски - 'art-tearoom', и она попросила Макинтоша помочь ей с дизайном. Успех с этим зданием укрепил их дружбу, которая длилась 20 лет. Макинтош сделал дизайн для всех её четырёх 'tearoom'.

Фасад четырёхэтажного здания удачно вписывается в окружающую городскую обстановку. Верхний карниз отлично сочетается со стоящими по бокам другими четырёхэтажными зданиями... Можно продолжать дальше это описание, которое будет интересно для специалиста, но вряд ли заинтересует широкую аудиторию. Скажу лишь, что по сей день, это здание рассматривается в учебных пособиях по архитектуре.

Queen's Cross Church

В 1896 году Свободная Церковь Шотландии заказала у Honeyman and Keppie изготовить проект церкви, который и выполнил работавший там в то время Ч.Р.Макинтош. 10 сентября 1899 года в церкви состоялась первая служба. Это единственная церковь, построенная по дизайну архитектора. Он также сделал проект англиканского кафедрального собора для Ливерпуля, но последний так и не был построен. Работа над проектом велась одновременно с работой над Школой Искусств Глазго.

Много церквей в Глазго имеют высокопарящие шпили, чему приземистая башенка этого здания, похожего более на норманский замок, представляет полный контраст. "Современный готический"- такое название дали этому стилю архитекторы. Церковь находится на небольшом угловом участке земли. Тем не менее, Макинтош смог вместить множество различных элементов в полностью ассимметричный дизайн. Если смотреть вдоль фасада, выходящего на главную улицу, то можно обнаружить четыре разных скульптурных элемента. Макинтош любил создавать скульптурные изображения на камне, которые радуют глаз. Он часто создавал камнестилизованные головы птиц, цветы, листья и ростков растений. Первоначально церковь должна была называться церковью святого Матвея. Поэтому там совершенно к месту эти орнаменты, если мы вспомним притчу о сеятеле из Евангелия от Матвея.

Если внешность здания представляет своего рода смешение стилистических элементов, то интерьер есть полное единство, во многом за счёт впечатляющего деревянного свода над нефом церкви, но и, конечно, за счёт мелких деталей, спроектированных Макинтошем.

Мозаичные окна, если не являются самыми красивыми, то, по крайней мере, они истинно соответствуют стилистике Макинтоша и прекрасно гармонируют с другими внутренними элементами церкви.

Эта деревянная резьба (справа) повторяется пять раз вокруг кафедры церкви. Предполагается, что это крылья птицы, защищающей молодые побеги. Другая декорация (слева)- резьба на двери алтаря.

У стен примыкающего к главной церкви зала можно неожиданно увидеть спокойно стоящие стулья Макинтоша. Не нужно обольщаться, это всего лишь копии стульев, стоящих в Ивовой Чайной Комнате.

Мебель

Мебель, сконструированная Макинтошем была уникальна. В её дизайне чётко прослеживается неповторимость Чарльза Ренни Макинтоша. Что это? Модернизм, футуризм или, как его иногда называют на французский манер, "арт нуво" (Art Nouveau)? Да. Но даже в модернизме Макинтош имеет свой стиль.

Модели по дизайнам Макинтоша можно встретить сегодня в элитных мебельных салонах. Но на этих фотографиях вы можете видеть мебель, изготовленную ещё сто лет назад. Макинтош создал серию стульев, дизайны каминов, столов, часов. То, что отличает его дизайн, это отсутствие всего лишнего, лёгкость, чистота и пропорциональность линий.

Glasgow Style, Стиль Глазго

Макинтош основал стиль, известный сегодня как "стиль Глазго", который является шотландским вариантом модернизма. Он отличен тем, что включает небольшие элементы из кельтских традиционных узоров в дизайне и шотландских традиционных замков в архитектуре.

Для меня понятия "стиль Глазго" и "стиль Макинтоша" стали синонимами.

Сюда я бы включил и собственные идеи Макинтоша в дизайне, такие как, например, чёрно белые орнаменты из маленьких квадратных элементов. А присутствие в дизайне интерьеров сухих цветов, камней напоминает нам о влиянии, которое оказала япoнская культура на творчество дизайнера из Глазго.

Нельзя не упомянуть о знаменитом шрифте, дизайн которoго был сделан Макинтошем и которым он подписывал свои работы. Справедливости ради надо заметить, что с тех пор появилось много вариантов этого шрифта. Но его уникальность осталась и он является неотделимой частью стиля Макинтоша. К сожалению, бесплатно этот шрифт скачать нигде нельзя, но можно попробовать написать какой-нибудь текст на халяву (о! как ласкает слух это слово - халява!) на следующем сайте: MyFonts.com. Хотя, впрочем, недавно я сюда зашёл и обнаружил, что халявы больше здесь, похоже, нет... На память мне осталось лишь моё имя:

knightswood.ru без рекламы !
www.knightswood.narod.ru

knightswood.narod.ru

Полная трудностей жизнь Чарльза Макинтоша

Текст: Елена Федотова09.10.2014   26644

В Музеях Московского Кремля до 9 ноября 2014 года проходит выставка «Чарльз Ренни Макинтош. Манифест нового стиля», посвященная одному из самых ярких мастеров эпохи модерна. Елена Федотова вспомнила лучшие работы знаменитого шотландского архитектора, художника и дизайнера.

Особняк Хилл-Хаус. Интерьер главной спальни. 1902–1904. Дизайн интерьера и мебели Чарльза Ренни Макинтоша. Courtesy the National Trust for Scotland

Жизнь Чарльза Ренни Макинтоша была полна трудностей: ему выпали и слава, и полное забвение. Его боготворили художники Венского сецессиона: именно после выставки 1900 года в Доме сецессиона в Вене, в которой принял участие Макинтош, начала меняться концепция европейского дизайна, что привело к появлению функционализма. Макинтош был первым, кто изобрел собственный дизайнерский шрифт — одно это делает его кумиром дизайнеров. В своей родной Шотландии он сумел осуществить массу работ — от Хилл-Хауса до Школы искусств Глазго, — позволяющих оценить его и как архитектора, и как дизайнера интерьеров и мебели, и как художника-графика, вообще как универсала, мастера синтеза искусств. Вместе с тем он оставил множество нереализованных проектов.

Фотопортрет Чарльза Ренни Макинтоша. 1893

Большая часть его жизни была достаточно благополучной, он состоял в счастливом браке с художницей Маргарет Макдональд, которая была его музой и соратницей и часто выполняла панно или вышивки для его интерьеров. Однако в 1910-е годы Макинтош оказался не у дел, вышел из моды и переехал из Глазго в Лондон. В отсутствие заказов великий архитектор в основном жил на продажу акварелей и топил горе в виски. Под конец жизни он даже пытался совсем уехать из Великобритании, поселился на юге Франции, но заболел, вернулся на родину и вскоре умер. Посмертная судьба его творений также показательна: на долгие годы его имя было забыто, некоторые интерьеры были изменены, но не так давно все же реконструированы, как, например, Ивовые чайные комнаты, другие превратились в музеи — как Хилл-Хаус.

Чарльз Ренни Макинтош. Плакат для журнала «Шотландское музыкальное обозрение». Литография. 1896. Музеи Глазго. Экспонат выставки «Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля»

В конце XIX века современные кельты заново открыли для себя древнюю кельтскую культуру, и занялись ею с таким энтузиазмом, что создали целое Движение кельтского возрождения. Его вдохновителем стал ирландский поэт Уильям Батлер Йетс, выпустивший в 1889 году сборник стихов «Странствия Ойсина». В Ирландии и Шотландии в это время начали выходить издания, посвященные кельтам, научные исследования фольклора, сказаний и мифов, в том числе и книга Йетса «Волшебные и народные сказки» с его собственными примечаниями. Друг Макинтоша, ученый и философ Патрик Геддс, организовал в 1895 году издание журнала Evergreen, где поднимались проблемы кельтской истории и искусства. Кельтская мифология с ее культом природы неизменно вдохновляла Макинтоша. Стилизованные изображения древа жизни, луны, птиц и семян, которые он использовал не только в плакате для «Шотландского музыкального обозрения», но и в декоре мебели, происходили именно из кельтской мифологии, одухотворявшей природу, и символизировали вечное возрождение. А вот дама с плаката подверглась критике со стороны консерваторов — ее называли «привидением» и считали «странноватой» — такая оценка тогда являлась уничижительной. Некоторые современные исследователи опознают в ней андрогина, другие связывают этот образ с феминистским движением, которому была близка тогдашняя творческая молодежь, хотя, скорее всего, Макинтош изобразил просто-напросто сказочную фею из древнего сказания. Но, возможно, и с отсылкой к эмансипированным шотландским художницам, одна из которых — Маргарет Макдональд — была его женой.

Чарльз Ренни Макинтош. Эскиз трафаретного декора Чайных комнат на Бьюкенен-стрит, Глазго. 1896. Бумага на картоне, карандаш, акварель, гуашь. Музей и художественная галерея Хантериан, Университет Глазго. Экспонат выставки «Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля»

На пороге ХХ века в Глазго приобрели необычайную популярность чайные комнаты. Заказ на декор таких комнат на Бьюкенен-стрит Макинтош получил в 1896 году от Кэтрин Крэнстон, дочери чайного магната, которая стала его покровительницей и заказчицей на долгие годы. Мисс Крэнстон не только желала наладить собственный бизнес, но и пыталась создать более изысканную альтернативу питейным заведениям Глазго, что было непростой задачей. Для чайных на Бьюкенен-стрит, улице, где были расположены самые модные магазины, Макинтош выполнил масштабную настенную роспись (дизайном интерьера занимался другой известный шотландский архитектор Джордж Уолтон). Фриз изображал череду опутанных розами прекрасных дам на фоне луны. Вероятнее всего, дамы, занимающиеся шопингом, непременно должны были зайти сюда чаевничать и опознать себя в одной из макинтошевских фей. В то время Макинтош входил в «Четверку Глазго» — группа была увлечена как кельтской мифологией, так и символизмом, и поэзией Данте Габриэля Россетти, бесконечно культивировавшего образ Прекрасной дамы.

Слева: Чарльз Ренни Макинтош. Стул для главной спальни особняка Хилл-Хаус. 1904. Черненый дуб. Национальный траст Шотландии, Эдинбург. Справа: Чарльз Ренни Макинтош. Стул для гостиной особняка Хилл-Хаус. 1904. Изготовление — Алекс Мартин, 1905. Черненое дерево. Музеи Глазго. Экспонаты выставки «Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля»

«Мы сидим на стуле так, а не иначе не потому, что мастер сделал стул в той или иной манере. Он сделал стул таким, потому что мы хотим сидеть именно так», — писал архитектор Вальтер Гропиус, создатель Баухауза. Вероятно, люди эпохи модерна хотели выглядеть чрезвычайно экстравагантно, и мебель Макинтоша была им под стать. Стулья с высокой спиной разительно отличались от своих прочных и приземистых викторианских собратьев. Можно подумать, что они лишь притворялись мебелью, на самом деле будучи настоящими скульптурами.

Особняк Хилл-Хаус. Интерьер главной спальни. 1902–1904. Дизайн интерьера и мебели Чарльза Ренни Макинтоша. Courtesy the National Trust for Scotland

Ряд шедевров мебельного искусства Макинтоша был создан специально для Хилл-Хауса, загородного дома, расположенного в респектабельном пригороде Глазго Хеленсбурге. Заказ на загородный дом Макинтош получил от книжного издателя Вальтера Блэки в 1902 году и закончил его за два года. Хилл-Хаус — это Gesamtkunstwerk Макинтоша, созданный им от начала до конца — от архитектурного проекта до дизайна мельчайших деталей интерьера. В Хилл-Хаусе оформился зрелый стиль архитектора, в котором минимализм одержал победу над викторианским вкусом к душным, забитым мебелью и тканями интерьерам. В залитом светом Хилл-Хаусе пуристская эстетика соединилась с роскошью богатого дома. Свободные плоскости стен создали ощущение прозрачного пространства, в котором мебель существовала, подобно японским иероглифам на белом листе бумаги. Белый цвет символически превращался в свет, превращая интерьер в «жилище для прекрасных душ». Ведь, как заметил любимый писатель Макинтоша и кумир юных символисток Морис Метерлинк, «душа создана для прозрачного пространства, в котором все наши поступки и добродетели оказываются лишь распускающимися листьями и цветами».

Чарльз Ренни Макинтош. Бюро для гостиной Хилл-Хаус. 1904. Изготовление — Алекс Мартин, 1905. Черненое красное дерево, инкрустация перламутром и слоновой костью, керамика, витражное стекло, металлические замочная пластина и ручка. Музеи Глазго. Экспонат выставки «Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля»

В Хилл-Хаусе у Макинтоша впервые проявилась возможность связать декор интерьера и архитектуру столь органично, находя простые и гениальные решения. Конструктивные элементы дома, такие как эркеры и ниши, были задействованы, чтобы наиболее естественно встроить мебель по принципу пазла. Даже горизонтально вытянутое окно, в проеме которого пейзаж менялся в зависимости от времени года, органично включалось в интерьер наподобие картины. Макинтош использовал контраст черного и белого, придавая интерьеру эмоциональную напряженность. «Лишь контраст черного и белого дарует солнечному цвету в полной мере его блеск», — писал Оскар Уайльд, один из первых обладателей белого интерьера, который называли «шедевр в жемчужном» (его декорировал Уильям Годвин). Черная мебель на белом фоне становилась эффектным акцентом. Деление на декоративные и конструктивные элементы исчезло, сама конструкция стала орнаментом.

Чарльз Ренни Макинтош. Деталь бюро для гостиной Хилл-Хаус. 1904. Изготовление — Алекс Мартин, 1905. Черненое красное дерево, инкрустация перламутром и слоновой костью, керамика, витражное стекло. Музеи Глазго

Бюро из гостиной Хилл-Хауса в раскрытом виде напоминает японское кимоно. Япония вдохновляла Макинтоша, адаптировавшего японский минимализм к европейскому вкусу. Отказ от лака, широко используемого в мебели в викторианскую эпоху, также инспирирован простотой японской мебели, в которой культивировались естественные фактуры. Макинтош подкрашивал дерево и морил его, затем полировал воском, сохраняя ощущение «живого» материала.

Ивовые чайные комнаты. Главный зал Рум де Люкс. Глазго. Дизайн интерьера и мебели Чарльза Ренни Макинтоша. 1903. Современная реконструкция. Courtesy Laura C. Corna. Источник: digilander.libero.it/LauraCamilla

В 1903 году на Сахихол-стрит, самой фешенебельной улице Глазго, были открыты Ивовые чайные комнаты. Фасад предназначенного для них здания Макинтош перестроил до неузнаваемости, а в дизайне интерьеров продумал каждую деталь — от мебели и текстиля до столовых приборов и костюмов официантов. Ивовые чайные комнаты — настоящий шедевр интерьерного дизайна начала ХХ века; неудивительно, что в конце того же века они были реконструированы довольно близко к оригиналу. Идея названия чайных выросла из названия самой улицы, которое переводится со старошотландского как «аллея ив».

Фрагмент декора Ивовых чайных комнат. Courtesy Laura C. Corna. Источник: digilander.libero.it/LauraCamilla

Мотив ивового листа использовался в интерьере чайной повсеместно. Как писал дизайнер Эмиль Галле, «пусть ученые утверждают, что плакучая ива выглядит не более плакучей, чем прочие деревья, но для чувствительного человека это самое печальное дерево на свете». Ива — конечно же, именно из-за своей особой плакучести — была довольно популярна в символизме, потому что настоящий символист обязательно должен был пребывать в меланхолии, предаваться которой приятнее всего считалось именно среди плакучих ив. В главном зале Ивовых чайных — Рум де Люкс — даже висело гипсовое панно Маргарет Макдональд-Макинтош, вдохновленное сонетом Данте Габриеля Россетти «О вы, все вы, кто бродит в Роще ив».

Чарльз Ренни Макинтош. Кресло для ресторанного зала Ивовых чайных комнат. 1903–1904. Черненый дуб; обивка — конский волос. Музей искусств Хида Такаяма. Экспонат выставки «Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля»

Стул, представленный на выставке в Музеях Кремля, создан для ресторанного зала Ивовых комнат на первом этаже, более прозаичного, но не менее хорошо спроектированного, чем Рум де Люкс.

Чарльз Ренни Макинтош. Интерьер библиотеки Школы искусств Глазго. 1897–1909. © Andrea Lessona

23 мая 2014 года в результате пожара погиб интерьер построенной Макинтошем в 1897–1909 годах библиотеки Школы искусств Глазго — одно из главных его творений. Искусствоведы единодушно назвали пожар «трагедией мирового масштаба». Интерьер, связавший внешнюю и внутреннюю конструкцию, был решен совершенно неординарно. «Строительство в его руках становится абстрактным искусством, как музыкальным, так и математическим», — писал о библиотеке Макинтоша известный искусствовед Николас Певзнер. Действительно, конструктивное решение интерьера — настоящая симфония, организующая пространство. Огромный зал был разделен по вертикали на три помещения: первый этаж был отведен основному читальному залу библиотеки, второй этаж занимала галерея, на третьем располагалось книгохранилище. Галерея покоилась на толстых опорных столбах, а вот ее потолок, казалось, держался на тонких вертикальных опорах. На самом деле это было не так: потолок галереи, он же пол книгохранилища, висел на металлических крюках, прикрепленных к чугунным балкам потолка здания. По горизонтали зал был разделен на три нефа, подобно средневековому собору. Дневной свет падал из трех узких окон высотою 19 метров, — здесь явны отсылки в средневековой архитектуре с ее длинными вертикальными витражными окнами. Считается, что в Школе Глазго уже нет характерных изгибов ар нуво, но это не совсем так. Все декоративные элементы имели легкий изгиб: декоративный пояс на балюстраде, винтообразные вертикальные перила, даже нижних край книжных полок. В пожаре погиб не только интерьер, но и многие хранившиеся там произведения Макинтоша. В октябре 2014 года в Венеции состоится конференция, посвященная реконструкции библиотеки. Пока что объявлен фандрайзинг на 20 млн фунтов для восстановления интерьера. Но даже если он будет восстановлен в точности, мы больше никогда не сможем почувствовать ауру оригинала. Катастрофа не позволила Школе искусств Глазго предоставить экспонаты на московскую выставку, однако без упоминания этого выдающегося памятника при рассказе о Макинтоше обойтись невозможно.

Слева: Китайская комната. Чайные комнаты на Ингрэм-стрит. Дизайн интерьера и мебели Чарльза Ренни Макинтоша. 1911. Музеи Глазго. Справа: Чарльз Ренни Макинтош. Абажур для Китайской комнаты. 1911. Изготовление — Эндрю Хатчесон. Сосна, медь, краска. Музеи Глазго. Экспонат выставки «Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля»

В 1911 году была закончена Китайская чайная комната на Ингрэм-стрит в Глазго, ставшая последним совместным проектом Макинтоша и Кэтрин Крэнстон. К этому времени Макинтош завершил свой «белый период» — в Китайской чайной преобладали бирюзовые тона. Это один из самых загадочных и театрализованных интерьеров шотландского архитектора. Комната была сильно вытянута по вертикали — Макинтош визуально изменил ее пропорции, приблизив к кубу за счет пересечения комнаты горизонтальными и вертикальными решетчатыми экранами. Тусклый свет падал из китайских ламп в виде свисавших с потолка пагод. Дубовые кресла были покрашены в темный цвет, а сиденья обтянуты синим бархатом. По стенам шли квадратные панно, заполненные красной и черной пластмассой, а также зеркальным и цветным стеклом. Декор приобрел явный абстрактный характер — свойственная Макинтошу изобразительность была оставлена в прошлом. Здесь в наибольшей степени проявилось увлечение Макинтоша японским стилем: пустые плоскости стен, использование балок и экранов для членения пространства, эстетика прямого угла — все это было вдохновлено дальневосточной архитектурой.

Интерьер гостиной дома Венмана Джозефа Бассет-Лоука на Дернгейт-стрит, 78. Дизайн интерьера и мебели Чарльза Ренни Макинтоша. 1917. Источник: www.traveleditions.co.uk

В 1917 году Венман Джозеф Бассет-Лоук заказал Макинтошу полную реконструкцию своего дома начала XIX века, расположенного в Нортхэмптоне по адресу Дернгейт-стрит, 78. Этот адрес войдет впоследствии во все учебники по дизайну. Бассет-Лоук занимался производством игрушек и первым поставил на поточное производство игрушечные железные дороги. Он был страстным любителем современной архитектуры и даже основал Ассоциацию промышленного дизайна. Ко времени заказа Макинтош давно уже был немодным дизайнером, злоупотреблял алкоголем и жил, как уже говорилось, лишь на продажу акварелей. В доме на Дернгейт-стрит все максимально просто. Его дизайн может напомнить дизайн венских сецессионистов. В начале ХХ века Макинтош оказал большое влияние на группу австрийских дизайнеров — Йозефа Хофмана, Коломана Мозера и других, воспринявших форму квадрата как структурный элемент дизайна после выставки Венского сецессиона 1900 года, где австрийцы были поражены представленным там интерьером Макинтоша. В доме на Дернгейт-стрит кажется, что Макинтош в свою очередь отдал должное австрийцам, развившим геометрическую линию дизайна. Этот интерьер совсем не похож на то, что архитектор делал прежде: здесь Макинтош предвидел стиль ар деко, созревший лишь к середине 1920-х годов. Черные стены с золотыми геометрическими орнаментами, ацтекские мотивы на двери и камине, вертикальные полоски и диагонали, геометризированные формы мебели, — все это теперь напоминает гламур ар деко. Возможно, Макинтоша вдохновил новый джазовый стиль лондонского Челси, где он поселился, покинув Глазго.

Чарльз Ренни Макинтош. Часы «Домино» для дома Венмана Джозефа Бассет-Лоука на Дернгейт-стрит, 78. Около 1917. Музеи Глазго. Экспонат выставки «Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля»

Дизайн часов, представленных на выставке в Музеях Кремля, был изначально придуман для кабинета Вальтера Блэки еще в Хилл-Хаусе. Позднее Макинтош разработал несколько вариантов этого дизайна, в том числе и для дома Бассет-Лоука. Цифры здесь заменены на квадраты.

Чарльз Ренни Макинтош. Южный порт. Около 1923. Бумага, акварель. Музеи Глазго. Экспонат выставки «Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля»

В 1890-е увлеченному символизмом Макинтошу именно акварель с ее текучестью и прозрачностью позволяла передать мистический и призрачный мир грез, который символисты предпочитали реальности. Около 1900 года он увлекся рисованием цветов, в основном полевых. Вероятно, этот опыт изучения природы был своего рода научным исследованием: изучение растений давало Макинтошу импульс для изобретения орнаментальных мотивов и даже конструкции мебели. Затем он оставил акварель на долгие годы, пока не иссякли архитектурные заказы. В 1914–1915 годах Макинтош вновь взялся за цветы— он написав около 30 акварелей, готовясь к выставке в Германии, но его выставочным планам помешала война. Переехав в Лондон в 1915 году, Макинтош опять вернулся к цветочным натюрмортам — на этот раз явно с целью заработка, выбирая более благородную, чем прежде, натуру, например, анемоны или ирисы. В 1923 году окончательно разочарованные в неблагодарном отечестве Макинтош и его супруга Маргарет уехали во Францию, в южное местечко Порт-Вендрес, где Макинтош занялся пейзажной живописью. В своих последних работах он необычно использует возможности акварели, добиваясь жесткой конструктивности изображений. 

artguide.com