Стул. Стул википедия


Стул — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Стул — мебель, предназначенная для сидения одного человека, со спинкой и сиденьем[1][2][3][4].

Стул отличается от кресла отсутствием подлокотников[2][5], а от табурета — наличием спинки[2]. Другой вариант разграничения между стулом и креслом рассматривает не наличие подлокотников, а комфортабельность изделия[6], рабочее кресло при этом может вовсе не разделяться от рабочего стула[7]. В то же время кресло может рассматриваться как род стула[8][9].

Стулья — самый распространённый и массовый вид мебели[10], существует множество видов, моделей и фасонов стульев. Возможно, стул больше всех других предметов мебели подвержен влиянию моды[11].

Изобретателями стула как сидения со спинкой, по-видимому, являются древние египтяне, самые древние нарисованные и найденные стулья относятся к третьему тысячелетию до н. э.

Основные части стула — сиденье, спинка и ножки. Традиционно стул имеет четыре ножки, отдельные или связанные попарно в конструкции типа «ножницы» (Х-образная конструкция). Количество ножек может варьироваться, существуют модели стульев без отдельных ножек — например, консольный стул. Спинка стула конструкционно может быть продолжением задних ножек (цельные задние ножки) или же представлять собой отдельный элемент, быть сплошной, сквозной или наборной. Стулья могут быть и жёсткими, и мягкими; по материалу и способу изготовления стулья бывают столярные (из цельнодеревянных элементов), гнутые (из древесины лиственных пород), клееные (из шпона), плетёные (из ивовых прутьев), металлические, пластиковые и смешанные.

Этимология

Слово «стул» считается древнерусским заимствованием из германских языков, ср., например, крымско-готский stul [12], древнеисландск. stóll или нем. Stuhl[13][14]. Столяр, изготовляющий стулья, именовался на Руси «стульник» или «стульщик»[2].

История

Возможно, изобретателями стула как сидения со спинкой являются древние египтяне[15]. Самые древние найденные стулья относятся к III династии Древнего Египта (3-е тысячелетие до н.э)[16]. Древнейшие и самые простые по устройству стулья в Древнем Египте были массивными, кубической формы, позднее, под влиянием отношений с Ближней Азией стали использоваться стулья более сложных форм, с фигурными ножками и подушками, а также складные стулья с кожаными сидениями и металлические табуреты[17]. Древнейшие найденные рисунки стула относятся ко временам II династии, и на них можно видеть простые стулья с прямыми ножками и спинкой и подушкой для смягчения сидения[18]. Распространены были стулья и табуреты с крестообразно (по типу ножниц) устроенными ножками[19]. У ассирийских стульев отмечается изменение форм от замысловатых (округлённых и изогнутых очертаний, ножек в виде ноги животного) к более простым формам — прямоугольному соединению прямых ножек с сидением. При этом стулья и тронные стулья, как и другая ассирийская мебель, богато украшались резьбой, накладками из бронзы и драгоценных металлов, покрывались коврами. В домах простых людей чаще использовались складные стулья, их тоже, хотя бы иногда, покрывали коврами[20]. После распространения на Древнем Востоке обычая возлежать за трапезой обычай есть за столом, сидя на стульях, скамьях, креслах и т. п. не исчез, поэтому стулья повсеместно остались в обиходе[21]. В древней Греции архаического и классического периода стулья, кресла и табуреты полностью походили на ассирийскую, египетскую и другую древневосточную мебель. Стулья могли не только покрываться шкурами или коврами, но и обиваться подушками. Вместе с высокими стульями использовались сделанные в том же стиле скамеечки для ног. Распространявшаяся в послегомеровской Греции мода возлежать за трапезой сделала стул и прочие виды сидений в большей степени мебелью женской половины дома (женщины и дети по-прежнему ели сидя)[22]. В древнем Риме, как и в древней Греции поздних периодов, стул тоже был преимущественно женской мебелью; складные лёгкие стулья использовались в театрах, когда там не было скамей. Существовали сидения самых разных форм — как со спинкой без ручек или со спинкой и с ручками, так и с ручками без спинки; основа стула могла быть выполнена в форме ящика или цилиндра[23]. Массово изготовлялись стулья, плетёные из ивовых прутьев[24].

Сидения средневековой Европы в основном копируют римские образцы, но тронная мебель иногда имеет индийское или восточноазиатское влияние. С XII века появляются новые виды стульев — большие круглые или многоугольные, со спинкой, обхватывающей сидение почти со всех сторон (для шестиугольного сидения — с трёх или даже пяти сторон). Пустота между ножками часто прикрывалась, иногда под сидение помещались фигуры зверей[25]. Несмотря на существование различных видов стульев, кресел и табуретов, до XVI века для сидения регулярно использовались сундуки[26]. В XV веке были изобретены стулья с поворачивающимся сидением, а также стулья на колёсиках[27]. В XVI веке в Европе для дешевой мебели стали использоваться сидения и спинки из камыша, простые кресла и стулья получили большее распространение, вытеснив скамьи и сундуки в качестве основной комнатной мебели[28].

В средневековой Европе конструкция стула для торжественных случаев дополнялась балдахином; итальянская версия крестообразного стула с балдахином известна как стул Савонаролы[19]. В XVII веке в Голландии изготавливались стулья крестообразной конструкции в качестве повседневного сиденья; в Англии, Франции и Германии такие стулья использовались в основном для церемоний[29]. В это время в Англии стулья с обивкой вытесняют более простые деревянные стулья в домах аристократии; наиболее распространены были стулья с обивкой в стиле «фартингейл», имевшие промежуток между спинкой и сиденьем, так что женщины, носившие юбку с фижмами из китового уса, могли разместиться на таком стуле. Стул становится показателем статуса, самый большой стул в доме был предназначен для главы семьи[30].

В XVIII веке в Англии получили широкое распространение «виндозрские стулья» — тип сельской мебели с прямыми простыми точёными ножками и спинкой, набранной из тонких точёных прутьев[31].

В середине XIX века венский мебельщик Михаил Тонет приспособил к фабричному производству технику гнутья древесины под паром, применявшуюся раньше при изготовлении «виндзорского стула» (крестьянского кресла Англии XVIII века). Высокая прочность и конструктивность внешнего облика новой «венской мебели» вместе с технологичным и дешевым способ производства привели к тому, что «венский стул» («стул для бистро») стал одним из самых успешных массовых продуктов в истории промышленного производства. К 1930 году было продано более 50 млн венских стульев[32][33].

В России

До конца XVII века стулья, как и кресла, были мало распространены в России. К этому времени традиционные скамьи в приёмных комнатах царского дворца были заменены на ряд стоящих у стены стульев, что было одним из первых шагов к общей европеизации русского интерьера. В петровское время стул стал распространённым предметом мебели, при этом он перестал восприниматься как почётная мебель, которая должна иметь надлежащее и неизменное место в помещении[11].

К середине XVIII века в России мебель для сидения не отличалась разнообразием, в целом всё ещё ощущался недостаток мебели для жилых помещений. Всё ещё широко использовались формы начала века («петровского барокко»), в частности дубовые стулья с высокими спинками[34].

В начале XIX века, с отходом от классицизма стул снова отодвигается от стены и вид на стул сбоку становится не менее важен, чем вид спереди. Архитектор В. П. Стасов (1769—1848) в конце 1810-х изобрёл новую конструкцию стула и кресла с выразительным профилем — так называемую «боковую раму». При такой конструкции передняя и задняя ножки и стойки спинки образуют единую боковую раму, две такие рамы соединялись между собой двумя поперечными брусками, а стойки спинки — поперечной плоскостью; боковины облицовывались шпоном так, что создавалось впечатление цельного куска дерева. Для таких стульев использовалось вкладное сиденье в форме трапеции. Конструкция создавала интересный силуэт и при этом была настолько проста в изготовлении, прочна и удобна, что стулья и кресла с боковой рамой стали излюбленной и почти единственной формой на тридцать лет — и в дворянских и в купеческих домах[11][35][36].

В XIX веке для обивки стульев впервые начинают использовать ситец[37]. В середине века для увеличивающегося городского населения требовалось огромное количество стульев, распространяется фабричное производство мебели[11], появляются специализированные магазины, где можно, не обращаясь к мастеру, выбрать готовый стул или подобрать к каркасу стула спинку из имеющихся деталей[34].

В последней трети XIX века стала популярна мебель в «русском стиле». Стулья для столовой в этом стиле были тяжёлые, с прямоугольными формами, украшались резьбой, для обивки использовались кожа и парча[37]. Фактически, желание подражать народным формам при отсутствии в древнерусской и народной мебели не только стульев, но и в целом передвижных предметов, привели к тому, что кресла и стулья «à la russe» по форме были аналогичны европейской мебели позднего Возрождения или раннего барокко, и только украшавшая стулья резьба действительно черпала вдохновение в узорах народных вышивок и орнаментов[38].

В конце XIX популярностью пользуется мебель П. Гамбса, близкие к формам рококо. Стулья Гамбса, с мягкими стёгаными спинками, отличались комфортабельностью[34].

Конструкция

Основные части стула — сиденье, спинка (прислон, щит) и ножки. Вспомогательные детали — царги (элементы, скрепляющие ножки стула под сидением, могут служить также опорой для сидения), проножки — элементы, соединяющие ножки мебели в нижней части, бобышки (угольники). Часть спинки, на которую сидящий непосредственно опирается спиной, называется подспинкой. Традиционно стул имеет четыре ножки, отдельные или связанные попарно в конструкции типа «ножницы» (Х-образная конструкция). Количество ножек может варьировать, существуют модели стульев без отдельных ножек — например, консольный стул (англ. cantilever chair). Ножки, царги и проножки вместе составляют каркас стула. Спинка стула конструкционно может быть продолжением задних ножек или же представлять собой отдельный элемент. Она может быть сплошной, сквозной или наборной (реечной). Основные параметры стула — общая высота (по спинке) и высота, ширина и глубина сиденья. Высота сидения стула определяется удобством использования в соотношении с высотой стола. По жёсткости стулья могут относится к любой из категорий мебели — жёсткие, полужёсткие, полумягкие и мягкие, спинка может быть той же жёсткости, что и сидение, или более жёсткой. Фасон стульев определяется, прежде всего, высотой, конструкцией и формой спинки, а также конструкцией сиденья, формой ножек и др.[6][39][5][7][40]

По основному материалу и способу изготовления выделяют стулья столярные (детали выпиливаются из цельного массива хвойных или твердых лиственных пород дерева), гнутые, или гнутарные, (из древесины лиственных пород, гнутой под паром), плетёные (из ивовых прутьев, а также ротанга, тростника, соломки, лиан), металлические (в том числе комбинированные по материалу). Российский классификатор продукции выделяет также стулья клееные (гнуто-клееные, по технологии гнутых стульев, но для удешевления прутья из цельной древесины заменяются на гнутый шпон) и смешанной конструкции, и отдельные категории по назначения — детские стулья и стулья для пианино. Кроме того, стулья могут изготовляться литьем (формовкой) из пластика или стекла, клееные стулья помимо гнуто-клееных могут быть плосковыклейными — с рамами на основе фанеры. К плетёным стульям относят также палочные — из палок и других материалов[5][7][41].

Материал и конструкция стульев влияют на их применение. Пластиковые стулья легкие и часто имеют конструкцию, позволяющую «нанизывать» один стул на другой, экономя место. Это делает их хорошо подходящими для организации массовых мероприятий вне постоянных помещений. Плетёные стулья часто рассматриваются в качестве «деревенской» мебели[42].

Особенности конструкции

Спинки стульев могут быть плоскими и изогнутыми по форме, обычными или укороченными по высоте (поясничная спинка). Они бывают сплошные, сквозные и реечные (из набора брусков, образующих решетку, раму или опорную плоскость). У стульев без сплошной спинки промежуток между спинкой и сидением может быть заполнен декоративным элементом. Чтобы стул был удобен, спинка его должна иметь достаточный наклон назад. Сиденья бывают безрамочными (щитовыми, из цельной доски, древесностружечных плит, толстой фанеры) и рамочными (особенно для гибких или эластичных оснований), по способу установки — прямыми и со скосом к спинке, накладными (накладываемыми на царги) и вкладными, возможен и смешанный тип. по конструкции: рамочные или щитовые — с элементами из отдельных досок По форме сидения бывают круглые, подковообразные и трапециевидные, плоские, выпуклые и вогнутые. Для большей устойчивости стула, передние ножки обычно отстоят одна от другой на большее расстояние, чем задние, а задние ножки внизу отклоняются назад. Проножки могут быть высокими и низкими. Высокая проножка располагается в плоскости передних ножек, низкая же заглубляется по крайней мере на 180 мм от плоскости передних ножек для того, чтобы сидящий на стуле не сломал проножку ногами. Обычно между задними ножками проножку не ставят, так как спинка сама по себе создает достаточно жёсткую конструкцию. Отсутствие проножек снижает прочность стула наполовину, поэтому стулья без проножек делают с более толстыми ножками и широкими царгами. Возможно вместо продольных и поперечных проножек использовать крестообразную конструкцию. Царги обычно ставят с четырёх сторон, но существуют конструкции стула, использующие только боковые царги. У таких стульев отсутствующие царги заменяются общей коробкой, образующей сиденье[43][44][39].

Для столярных стульев чаще используется древесина твердых лиственных пород. Стулья из древесины хвойных, менее прочных, пород получаются более громоздкими. Столярные стулья у которых задние ножки переходят в спинку, называются стульями с цельными задними ножками, столярные стулья, у которых задние ножки и вертикальные бруски спинок состоят из разных деталей, иногда называют стульями с подсадными задними ножками. Детали столярных стульев соединяются главным образом при помощи шипов и клея[43][45][46].

Конструкция гнутой мебели проще, чем столярной. Гнутые стулья не имеют острых углов, используются в основном детали с круглым сечением, выгнутые по заданному профилю. У гнутых стульев, как правило, задние ножки переходят в спинку. Проножки и царги гнутые или трапециевидные, царги изготовляют из одной замкнутой детали, согнутой в кольцо или какую-либо другую форму, или из двух деталей, одна из которых, имея, например, подковообразную форму, заменяет боковые и заднюю царги. Проножки также могут быть замкнутыми. Сиденья изготовляют слегка вогнутыми, из фанеры толщиной 4-5 мм. Детали гнутых стульев соединяются главным образом при помощи винтов и болтов[43][45].

У гнутовыклейных стульев выклейными могут быть как основные элементы по отдельности, так и их блок из спинки вместе с сидением, выполненных в виде единого элемента. У плосковыклейных стульев схожим образом выклейными могут быть как основные элементы по отдельности, так и их блоки из из пары ножек, образующих боковину[43].

Жёсткость

Жёсткость сидения определяется его конструкцией. Жёсткое сиденье обычно изготовляется из древесины (из фанеры, досок, или цельное). Удобство жёсткого сидения достигается слегка вогнутой в середине формой. Полужёсткое сиденье изготавливается наложением небольшого слоя набивки (5 — 7 мм), на жёсткое сидение. Набивка закрывается обивочным материалом — тканью, кожей, клеёнкой или кожезаменителем. Для набивки используют конский волос, пеньку, морские водоросли, вату и другие материалы. К полужёстким относятся также плетёные сидения из камыша, тканой тесьмы, полос кожи и т. п. Полумягкое сиденье изготавливается наложением слоя набивки толщиной 40—60 мм на жёсткое или плетённое из тканой тесьмы основание. Набивка покрывается тканью или кожей. Мягкое сиденье изготавливается с применением в качестве набивки микропористой резины или поролона толщиной 50-100 мм, или же установлением между основой и слоем набивки системы пружин.

Наиболее распространены стулья с жёсткими и полужёсткими сиденьями и спинками[43][47].

Характеристики

Одно из основных требований к стульям — прочность. Учитывая, что стулья работают в наиболее тяжёлых условиях по сравнению с другими видами мебели, а конструкция их состоит главным образом из деталей довольно малого сечения, соответствие конструкции стула требованиям прочности не является само собой разумеющимся.

Вновь разрабатываемые конструкции стульев перед их утверждением к производству обычно испытываются на долговечность. Испытание на долговечность в соответствии с ГОСТ 12 029 — 70 устраивается на специальном стенде с циклической нагрузкой. Стул с установленным на сиденье грузом весом 70 кг качают на задних и передних ножках. Стулья испытывают до требуемого по нормативу предела или до разрушения. Норматив для столярных и выклейных стульев с проножками по ГОСТу составляет 10 тыс. качаний, норматив для столярных и выклейных стульев без проножек, а также гнутых, гнутовыклейных и смешанной конструкции стульев — 4 тыс. качаний[10].

Виды стульев

По назначению

  • Компьютерный стул (рабочий стул) — эргономичный стул для длительной работы на компьютере, чаще всего оснащён колёсиками для перемещения по помещению и газлифтом для регулировки высоты.
  • Барный стул — стул на высоких ножках, используется для сидения за барной стойкой, традиционно на ножках устраивается специальная поперечная планка для ног[48][49].
  • Детский стул[41]
  • Вращающийся стул для пианино[41]

По конструкции

  • Стул-седло — эргономичный стул, напоминающий по форме седло. Поддерживает ровную осанку[50].
  • Консольный стул (англ. cantilever chair) — стул на замкнутой раме, выглядящей, как две соединенные под стулом ножки. Сидение при этом закреплено только с одной стороны, как консоль. Такие стулья часто делаются на гибкой раме, так что сидение такого стула пружинит. Рама чаще всего делается из металлических трубок, но может быть и деревянной. Название этого стула в русском не закрепилось, используются названия «консольный стул», кантилевер, «балансирующий стил», «стул без задних ножек».

Изобретён в 20-е годы ХХ века после появления технологий, позволивших гнуть стальные трубки; на изобретение претендуют несколько дизайнеров[51].

По стилю

  • Венский стул («стул для бистро») — стул из гнутой под паром древесины, предложенный в середине 19 века мебельной фабрикой Михаэля Тонета, один из самых успешных массовых продуктов в истории промышленного производства[32][52][53].
  • Стул-клисмос — стул древнегреческого стиля с выгнутой спинкой и саблевидными ножками[54]

Стулья в культуре

Что знаем мы о стуле, окромя,того, что было сказано в пылуполемики? — что всеми четырьмястоит он, точно стол ваш, на полу?Но стол есть плоскость, режущая грудь.А стул ваш вертикальностью берёт.

См. также

Напишите отзыв о статье "Стул"

Примечания

  1. ↑ Стул // Толковый словарь Ожегова. С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. 1949—1992.
  2. ↑ 1 2 3 4 Стуло — статья из Толкового словаря живого великорусского языка Владимира Даля (2-е изд., 1882)
  3. ↑ Стул // Толковый словарь Ушакова. Д. Н. Ушаков. 1935—1940.
  4. ↑ Стул // Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.
  5. ↑ 1 2 3 [www.znaytovar.ru/new2552.html Мебельные товары]
  6. ↑ 1 2 ГОСТ 20400-2013 Продукция мебельного производства. Термины и определения
  7. ↑ 1 2 3 [www.znaytovar.ru/new481.html Классификация и ассортимент мебели]
  8. ↑ Кресло // Толковый словарь Ушакова. Д. Н. Ушаков. 1935—1940.
  9. ↑ Кресло // Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.
  10. ↑ 1 2 Бобиков П.Д. Конструктивные решения стульев // [mebel.townevolution.ru/books/item/f00/s00/z0000000/st045.shtml Конструирование мебели]. — Москва: Высшая школа, 1972.
  11. ↑ 1 2 3 4 [www.dpholding.ru/articles/?id=39 Стул и история развития русского интерьера]
  12. ↑ [fan-5.ru/best/best-59364.php Готы в Крыму]
  13. ↑ [slovari.yandex.ru/dict/shansky/article/2/sha-4974.htm «Стул»](недоступная ссылка с 14-06-2016 (704 дня)), Школьный этимологический словарь русского языка  (Проверено 27 сентября 2009)
  14. ↑ Сетков, Николай Александрович. [samlib.ru/s/setkow_n_a/slovar.shtml Этимо-энциклопедический словарь для любознательных]. — Красноярск: Кларетианум, 2005.
  15. ↑ Екатерина Неволина. [books.google.com/books?id=G8yWaWmEqKsC&pg=PA30 Необыкновенная история обыкновенных вещей]. — ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 30-33. — 192 с. — ISBN 5-224-04466-9.
  16. ↑ Соболев, p. 10.
  17. ↑ Weiss, 1998, т.I, pp. 82-83.
  18. ↑ Killen, 1994, p. 11, 27.
  19. ↑ 1 2 Антиквариат. Самая полная история антиквариата, 2001, с. 28.
  20. ↑ Weiss, 1998, т.I, pp. 171-173.
  21. ↑ Weiss, 1998, т.I, p. 253.
  22. ↑ Weiss, 1998, т.I, pp. 521-523.
  23. ↑ Weiss, 1998, т.I, pp. 716-717.
  24. ↑ Соболев, p. 39.
  25. ↑ Weiss, 1998, т.II, p. 557.
  26. ↑ Weiss, 1998, т.III, pp. 290-291.
  27. ↑ Weiss, 1998, т.III, p. 308.
  28. ↑ Weiss, 1998, т.III, pp. 552-553.
  29. ↑ Антиквариат. Самая полная история антиквариата, 2001, с. 29.
  30. ↑ Антиквариат. Самая полная история антиквариата, 2001, с. 37-38.
  31. ↑ Антиквариат. Самая полная история антиквариата, 2001, с. 53.
  32. ↑ 1 2 Сидельникова, Мария. [www.kommersant.ru/doc/2871405 Утром стулья, вечером стулья], Коммерсант - Стиль, kommersant.ru (16 декабря 2015). Проверено 19 декабря 2015.
  33. ↑ [web.archive.org/web/20070611171431/www.antiq.info/furniture/6491.html Гнутая мебель Тонета]
  34. ↑ 1 2 3 [history.rin.ru/cgi-bin/history.pl?num=2262# Русская мебель]
  35. ↑ Н.Иконников [art-klassica.com/stati/37-russkaia-mebel-v-1820-30-e-gody-ampir.html Русская мебель в 1820-30-е годы: ампир] // Альманах «Русскiй Антикварiатъ»
  36. ↑ [www.hov-art.ru/istoriya-mebeli-407.html Мебель первой четверти XIX века по проектам архитекторов]
  37. ↑ 1 2 [svetico.narod.ru/regency/house/furnhistory.html История мебели]
  38. ↑ [www.hov-art.ru/istoriya-mebeli-522.html Национальный романтизм]
  39. ↑ 1 2 Энциклопедия дома и семьи, 2002, pp. 188-190.
  40. ↑ [www.dkd.ru/mebel/book/626/ «Анатомия» столярного стула]
  41. ↑ 1 2 3 [lugasoft.ru/ok/okp/1993/561210 Стулья, кресла, банкетки, табуреты, скамьи] — Общероссийский классификатор продукции (1993)
  42. ↑ [www.dkd.ru/mebel/book/618/ Стулья: из века в век… плетеные стулья.]
  43. ↑ 1 2 3 4 5 Кулебакин Г.И, Шепелев А.М. Стулья и кресла // [www.bibliotekar.ru/spravochnik-29/33.htm Столярное дело]. — Стройиздат.
  44. ↑ [www.podokonnik700.ru/sborka_izdelii-stolyarnye_stulya.html Столярные стулья]
  45. ↑ 1 2 [www.drevesinas.ru/constructmebel/constructing/16.html Стулья гнутые и разборные]
  46. ↑ [les.novosibdom.ru/node/469 Изготовление столярных стульев и табуретов]
  47. ↑ Краткая энциклопедия домашнего хозяйства. — М.: Большая Советская Энциклопедия. Под ред. А. Ф. Ахабадзе, А. Л. Грекулова. 1976.
  48. ↑ [koffkindom.ru/barnyj-stulya-v-interere.htm Барный стулья в интерьере]. koffkindom.ru. Проверено 16 декабря 2015.
  49. ↑ [www.alta-d.ru/encyclopedia/design/160604.htm Из жизни четвероногих — стул]
  50. ↑ [smartstool.ru/stul-sedlo Стул-седло]. smartstool.ru. Проверено 16 декабря 2015.
  51. ↑ Дюран, Юлия. [www.kommersant.ru/doc/1788290 Cantilever], Коммерсантъ Weekend, kommersant.ru (14 октября 2011). Проверено 19 декабря 2015.
  52. ↑ [worlds-interior.ru/venskij-stul/ Венский стул - нестареющая элегантность и австрийский шарм]. worlds-interior.ru. Проверено 16 декабря 2015.
  53. ↑ [история-вещей.рф/mebel/istoriya-venskogo-stula.html История венского стула]
  54. ↑ [www.fabrikart.ru/slovari_polezno/S/stul-klismos.php Стул-клисмос]

Литература

  • [books.google.com/books?id=FkvJBgAAQBAJ&pg=PA37 Антиквариат. Самая полная история антиквариата] / Генеральный редактор Хуон Маллалью. — Белый город, 2001. — 640 с. — ISBN 5-7793-0327-4.
  • Герман Вейс. История цивилизации. — ЭКСМО-Пресс, 1998. — Т. I-III. — ISBN 5-04-002038-4.
  • Geoffrey Killen. Egyptian Woodworking and Furniture. — 1994. — ISBN 0-7478-0239-4.
  • [books.google.com/books?id=yls23I24J6EC&lpg=PP1&hl=ru&pg=PT646#v=onepage&q&f=false Энциклопедия дома и семьи]. — ОЛМА-Пресс, 2002. — 670 с. — ISBN 5-224-03348-9.
  • Н. Н Соболев. Стили мебели. — 1934, переизд. 1998.

Ссылки

  • [www.dpholding.ru/articles/?id=39 Стул и история развития русского интерьера]
  • [restavraciy.ru/stst.html Стиль стульев]

Отрывок, характеризующий Стул

– Слава Богу! Всё слава Богу! сейчас только покушали! Дай на себя посмотреть, ваше сиятельство! – Всё совсем благополучно? – Слава Богу, слава Богу! Ростов, забыв совершенно о Денисове, не желая никому дать предупредить себя, скинул шубу и на цыпочках побежал в темную, большую залу. Всё то же, те же ломберные столы, та же люстра в чехле; но кто то уж видел молодого барина, и не успел он добежать до гостиной, как что то стремительно, как буря, вылетело из боковой двери и обняло и стало целовать его. Еще другое, третье такое же существо выскочило из другой, третьей двери; еще объятия, еще поцелуи, еще крики, слезы радости. Он не мог разобрать, где и кто папа, кто Наташа, кто Петя. Все кричали, говорили и целовали его в одно и то же время. Только матери не было в числе их – это он помнил. – А я то, не знал… Николушка… друг мой! – Вот он… наш то… Друг мой, Коля… Переменился! Нет свечей! Чаю! – Да меня то поцелуй! – Душенька… а меня то. Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали. Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала. Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя. Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери. Но это была она в новом, незнакомом еще ему, сшитом без него платье. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала на его грудь рыдая. Она не могла поднять лица и только прижимала его к холодным снуркам его венгерки. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и, глядя на них, тер себе глаза. – Василий Денисов, друг вашего сына, – сказал он, рекомендуясь графу, вопросительно смотревшему на него. – Милости прошу. Знаю, знаю, – сказал граф, целуя и обнимая Денисова. – Николушка писал… Наташа, Вера, вот он Денисов. Те же счастливые, восторженные лица обратились на мохнатую фигуру Денисова и окружили его. – Голубчик, Денисов! – визгнула Наташа, не помнившая себя от восторга, подскочила к нему, обняла и поцеловала его. Все смутились поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся и взяв руку Наташи, поцеловал ее. Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы все собрались в диванную около Николушки. Старая графиня, не выпуская его руки, которую она всякую минуту целовала, сидела с ним рядом; остальные, столпившись вокруг них, ловили каждое его движенье, слово, взгляд, и не спускали с него восторженно влюбленных глаз. Брат и сестры спорили и перехватывали места друг у друга поближе к нему, и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку. Ростов был очень счастлив любовью, которую ему выказывали; но первая минута его встречи была так блаженна, что теперешнего его счастия ему казалось мало, и он всё ждал чего то еще, и еще, и еще. На другое утро приезжие спали с дороги до 10 го часа. В предшествующей комнате валялись сабли, сумки, ташки, раскрытые чемоданы, грязные сапоги. Вычищенные две пары со шпорами были только что поставлены у стенки. Слуги приносили умывальники, горячую воду для бритья и вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами. – Гей, Г'ишка, т'убку! – крикнул хриплый голос Васьки Денисова. – Ростов, вставай! Ростов, протирая слипавшиеся глаза, поднял спутанную голову с жаркой подушки. – А что поздно? – Поздно, 10 й час, – отвечал Наташин голос, и в соседней комнате послышалось шуршанье крахмаленных платьев, шопот и смех девичьих голосов, и в чуть растворенную дверь мелькнуло что то голубое, ленты, черные волоса и веселые лица. Это была Наташа с Соней и Петей, которые пришли наведаться, не встал ли. – Николенька, вставай! – опять послышался голос Наташи у двери. – Сейчас! В это время Петя, в первой комнате, увидав и схватив сабли, и испытывая тот восторг, который испытывают мальчики, при виде воинственного старшего брата, и забыв, что сестрам неприлично видеть раздетых мужчин, отворил дверь. – Это твоя сабля? – кричал он. Девочки отскочили. Денисов с испуганными глазами спрятал свои мохнатые ноги в одеяло, оглядываясь за помощью на товарища. Дверь пропустила Петю и опять затворилась. За дверью послышался смех. – Николенька, выходи в халате, – проговорил голос Наташи. – Это твоя сабля? – спросил Петя, – или это ваша? – с подобострастным уважением обратился он к усатому, черному Денисову. Ростов поспешно обулся, надел халат и вышел. Наташа надела один сапог с шпорой и влезала в другой. Соня кружилась и только что хотела раздуть платье и присесть, когда он вышел. Обе были в одинаковых, новеньких, голубых платьях – свежие, румяные, веселые. Соня убежала, а Наташа, взяв брата под руку, повела его в диванную, и у них начался разговор. Они не успевали спрашивать друг друга и отвечать на вопросы о тысячах мелочей, которые могли интересовать только их одних. Наташа смеялась при всяком слове, которое он говорил и которое она говорила, не потому, чтобы было смешно то, что они говорили, но потому, что ей было весело и она не в силах была удерживать своей радости, выражавшейся смехом. – Ах, как хорошо, отлично! – приговаривала она ко всему. Ростов почувствовал, как под влиянием жарких лучей любви, в первый раз через полтора года, на душе его и на лице распускалась та детская улыбка, которою он ни разу не улыбался с тех пор, как выехал из дома. – Нет, послушай, – сказала она, – ты теперь совсем мужчина? Я ужасно рада, что ты мой брат. – Она тронула его усы. – Мне хочется знать, какие вы мужчины? Такие ли, как мы? Нет? – Отчего Соня убежала? – спрашивал Ростов. – Да. Это еще целая история! Как ты будешь говорить с Соней? Ты или вы? – Как случится, – сказал Ростов. – Говори ей вы, пожалуйста, я тебе после скажу. – Да что же? – Ну я теперь скажу. Ты знаешь, что Соня мой друг, такой друг, что я руку сожгу для нее. Вот посмотри. – Она засучила свой кисейный рукав и показала на своей длинной, худой и нежной ручке под плечом, гораздо выше локтя (в том месте, которое закрыто бывает и бальными платьями) красную метину. – Это я сожгла, чтобы доказать ей любовь. Просто линейку разожгла на огне, да и прижала. Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому. – Так что же? только? – спросил он. – Ну так дружны, так дружны! Это что, глупости – линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, я забуду сейчас. – Ну так что же? – Да, так она любит меня и тебя. – Наташа вдруг покраснела, – ну ты помнишь, перед отъездом… Так она говорит, что ты это всё забудь… Она сказала: я буду любить его всегда, а он пускай будет свободен. Ведь правда, что это отлично, благородно! – Да, да? очень благородно? да? – спрашивала Наташа так серьезно и взволнованно, что видно было, что то, что она говорила теперь, она прежде говорила со слезами. Ростов задумался. – Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия? – Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то. Ростов видел, что всё это было хорошо придумано ими. Соня и вчера поразила его своей красотой. Нынче, увидав ее мельком, она ему показалась еще лучше. Она была прелестная 16 тилетняя девочка, очевидно страстно его любящая (в этом он не сомневался ни на минуту). Отчего же ему было не любить ее теперь, и не жениться даже, думал Ростов, но теперь столько еще других радостей и занятий! «Да, они это прекрасно придумали», подумал он, «надо оставаться свободным». – Ну и прекрасно, – сказал он, – после поговорим. Ах как я тебе рад! – прибавил он. – Ну, а что же ты, Борису не изменила? – спросил брат. – Вот глупости! – смеясь крикнула Наташа. – Ни об нем и ни о ком я не думаю и знать не хочу. – Вот как! Так ты что же? – Я? – переспросила Наташа, и счастливая улыбка осветила ее лицо. – Ты видел Duport'a? – Нет. – Знаменитого Дюпора, танцовщика не видал? Ну так ты не поймешь. Я вот что такое. – Наташа взяла, округлив руки, свою юбку, как танцуют, отбежала несколько шагов, перевернулась, сделала антраша, побила ножкой об ножку и, став на самые кончики носков, прошла несколько шагов. – Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори. Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она. – Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж? Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу. – Вот как! – сказал Ростов. – Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она. – Хороший. – Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов? – Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный. – Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош? – Очень хорош. – Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе. И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее. – Как однако странно, – сказала Вера, выбрав общую минуту молчания, – что Соня с Николенькой теперь встретились на вы и как чужие. – Замечание Веры было справедливо, как и все ее замечания; но как и от большей части ее замечаний всем сделалось неловко, и не только Соня, Николай и Наташа, но и старая графиня, которая боялась этой любви сына к Соне, могущей лишить его блестящей партии, тоже покраснела, как девочка. Денисов, к удивлению Ростова, в новом мундире, напомаженный и надушенный, явился в гостиную таким же щеголем, каким он был в сражениях, и таким любезным с дамами и кавалерами, каким Ростов никак не ожидал его видеть.

Вернувшись в Москву из армии, Николай Ростов был принят домашними как лучший сын, герой и ненаглядный Николушка; родными – как милый, приятный и почтительный молодой человек; знакомыми – как красивый гусарский поручик, ловкий танцор и один из лучших женихов Москвы. Знакомство у Ростовых была вся Москва; денег в нынешний год у старого графа было достаточно, потому что были перезаложены все имения, и потому Николушка, заведя своего собственного рысака и самые модные рейтузы, особенные, каких ни у кого еще в Москве не было, и сапоги, самые модные, с самыми острыми носками и маленькими серебряными шпорами, проводил время очень весело. Ростов, вернувшись домой, испытал приятное чувство после некоторого промежутка времени примеривания себя к старым условиям жизни. Ему казалось, что он очень возмужал и вырос. Отчаяние за невыдержанный из закона Божьего экзамен, занимание денег у Гаврилы на извозчика, тайные поцелуи с Соней, он про всё это вспоминал, как про ребячество, от которого он неизмеримо был далек теперь. Теперь он – гусарский поручик в серебряном ментике, с солдатским Георгием, готовит своего рысака на бег, вместе с известными охотниками, пожилыми, почтенными. У него знакомая дама на бульваре, к которой он ездит вечером. Он дирижировал мазурку на бале у Архаровых, разговаривал о войне с фельдмаршалом Каменским, бывал в английском клубе, и был на ты с одним сорокалетним полковником, с которым познакомил его Денисов. Страсть его к государю несколько ослабела в Москве, так как он за это время не видал его. Но он часто рассказывал о государе, о своей любви к нему, давая чувствовать, что он еще не всё рассказывает, что что то еще есть в его чувстве к государю, что не может быть всем понятно; и от всей души разделял общее в то время в Москве чувство обожания к императору Александру Павловичу, которому в Москве в то время было дано наименование ангела во плоти. В это короткое пребывание Ростова в Москве, до отъезда в армию, он не сблизился, а напротив разошелся с Соней. Она была очень хороша, мила, и, очевидно, страстно влюблена в него; но он был в той поре молодости, когда кажется так много дела, что некогда этим заниматься, и молодой человек боится связываться – дорожит своей свободой, которая ему нужна на многое другое. Когда он думал о Соне в это новое пребывание в Москве, он говорил себе: Э! еще много, много таких будет и есть там, где то, мне еще неизвестных. Еще успею, когда захочу, заняться и любовью, а теперь некогда. Кроме того, ему казалось что то унизительное для своего мужества в женском обществе. Он ездил на балы и в женское общество, притворяясь, что делал это против воли. Бега, английский клуб, кутеж с Денисовым, поездка туда – это было другое дело: это было прилично молодцу гусару. В начале марта, старый граф Илья Андреич Ростов был озабочен устройством обеда в английском клубе для приема князя Багратиона. Граф в халате ходил по зале, отдавая приказания клубному эконому и знаменитому Феоктисту, старшему повару английского клуба, о спарже, свежих огурцах, землянике, теленке и рыбе для обеда князя Багратиона. Граф, со дня основания клуба, был его членом и старшиною. Ему было поручено от клуба устройство торжества для Багратиона, потому что редко кто умел так на широкую руку, хлебосольно устроить пир, особенно потому, что редко кто умел и хотел приложить свои деньги, если они понадобятся на устройство пира. Повар и эконом клуба с веселыми лицами слушали приказания графа, потому что они знали, что ни при ком, как при нем, нельзя было лучше поживиться на обеде, который стоил несколько тысяч. – Так смотри же, гребешков, гребешков в тортю положи, знаешь! – Холодных стало быть три?… – спрашивал повар. Граф задумался. – Нельзя меньше, три… майонез раз, – сказал он, загибая палец… – Так прикажете стерлядей больших взять? – спросил эконом. – Что ж делать, возьми, коли не уступают. Да, батюшка ты мой, я было и забыл. Ведь надо еще другую антре на стол. Ах, отцы мои! – Он схватился за голову. – Да кто же мне цветы привезет? – Митинька! А Митинька! Скачи ты, Митинька, в подмосковную, – обратился он к вошедшему на его зов управляющему, – скачи ты в подмосковную и вели ты сейчас нарядить барщину Максимке садовнику. Скажи, чтобы все оранжереи сюда волок, укутывал бы войлоками. Да чтобы мне двести горшков тут к пятнице были. Отдав еще и еще разные приказания, он вышел было отдохнуть к графинюшке, но вспомнил еще нужное, вернулся сам, вернул повара и эконома и опять стал приказывать. В дверях послышалась легкая, мужская походка, бряцанье шпор, и красивый, румяный, с чернеющимися усиками, видимо отдохнувший и выхолившийся на спокойном житье в Москве, вошел молодой граф. – Ах, братец мой! Голова кругом идет, – сказал старик, как бы стыдясь, улыбаясь перед сыном. – Хоть вот ты бы помог! Надо ведь еще песенников. Музыка у меня есть, да цыган что ли позвать? Ваша братия военные это любят. – Право, папенька, я думаю, князь Багратион, когда готовился к Шенграбенскому сражению, меньше хлопотал, чем вы теперь, – сказал сын, улыбаясь. Старый граф притворился рассерженным. – Да, ты толкуй, ты попробуй! И граф обратился к повару, который с умным и почтенным лицом, наблюдательно и ласково поглядывал на отца и сына. – Какова молодежь то, а, Феоктист? – сказал он, – смеется над нашим братом стариками. – Что ж, ваше сиятельство, им бы только покушать хорошо, а как всё собрать да сервировать , это не их дело. – Так, так, – закричал граф, и весело схватив сына за обе руки, закричал: – Так вот же что, попался ты мне! Возьми ты сейчас сани парные и ступай ты к Безухову, и скажи, что граф, мол, Илья Андреич прислали просить у вас земляники и ананасов свежих. Больше ни у кого не достанешь. Самого то нет, так ты зайди, княжнам скажи, и оттуда, вот что, поезжай ты на Разгуляй – Ипатка кучер знает – найди ты там Ильюшку цыгана, вот что у графа Орлова тогда плясал, помнишь, в белом казакине, и притащи ты его сюда, ко мне. – И с цыганками его сюда привести? – спросил Николай смеясь. – Ну, ну!… В это время неслышными шагами, с деловым, озабоченным и вместе христиански кротким видом, никогда не покидавшим ее, вошла в комнату Анна Михайловна. Несмотря на то, что каждый день Анна Михайловна заставала графа в халате, всякий раз он конфузился при ней и просил извинения за свой костюм. – Ничего, граф, голубчик, – сказала она, кротко закрывая глаза. – А к Безухому я съезжу, – сказала она. – Пьер приехал, и теперь мы всё достанем, граф, из его оранжерей. Мне и нужно было видеть его. Он мне прислал письмо от Бориса. Слава Богу, Боря теперь при штабе. Граф обрадовался, что Анна Михайловна брала одну часть его поручений, и велел ей заложить маленькую карету. – Вы Безухову скажите, чтоб он приезжал. Я его запишу. Что он с женой? – спросил он. Анна Михайловна завела глаза, и на лице ее выразилась глубокая скорбь… – Ах, мой друг, он очень несчастлив, – сказала она. – Ежели правда, что мы слышали, это ужасно. И думали ли мы, когда так радовались его счастию! И такая высокая, небесная душа, этот молодой Безухов! Да, я от души жалею его и постараюсь дать ему утешение, которое от меня будет зависеть. – Да что ж такое? – спросили оба Ростова, старший и младший. Анна Михайловна глубоко вздохнула: – Долохов, Марьи Ивановны сын, – сказала она таинственным шопотом, – говорят, совсем компрометировал ее. Он его вывел, пригласил к себе в дом в Петербурге, и вот… Она сюда приехала, и этот сорви голова за ней, – сказала Анна Михайловна, желая выразить свое сочувствие Пьеру, но в невольных интонациях и полуулыбкою выказывая сочувствие сорви голове, как она назвала Долохова. – Говорят, сам Пьер совсем убит своим горем. – Ну, всё таки скажите ему, чтоб он приезжал в клуб, – всё рассеется. Пир горой будет. На другой день, 3 го марта, во 2 м часу по полудни, 250 человек членов Английского клуба и 50 человек гостей ожидали к обеду дорогого гостя и героя Австрийского похода, князя Багратиона. В первое время по получении известия об Аустерлицком сражении Москва пришла в недоумение. В то время русские так привыкли к победам, что, получив известие о поражении, одни просто не верили, другие искали объяснений такому странному событию в каких нибудь необыкновенных причинах. В Английском клубе, где собиралось всё, что было знатного, имеющего верные сведения и вес, в декабре месяце, когда стали приходить известия, ничего не говорили про войну и про последнее сражение, как будто все сговорились молчать о нем. Люди, дававшие направление разговорам, как то: граф Ростопчин, князь Юрий Владимирович Долгорукий, Валуев, гр. Марков, кн. Вяземский, не показывались в клубе, а собирались по домам, в своих интимных кружках, и москвичи, говорившие с чужих голосов (к которым принадлежал и Илья Андреич Ростов), оставались на короткое время без определенного суждения о деле войны и без руководителей. Москвичи чувствовали, что что то нехорошо и что обсуждать эти дурные вести трудно, и потому лучше молчать. Но через несколько времени, как присяжные выходят из совещательной комнаты, появились и тузы, дававшие мнение в клубе, и всё заговорило ясно и определенно. Были найдены причины тому неимоверному, неслыханному и невозможному событию, что русские были побиты, и все стало ясно, и во всех углах Москвы заговорили одно и то же. Причины эти были: измена австрийцев, дурное продовольствие войска, измена поляка Пшебышевского и француза Ланжерона, неспособность Кутузова, и (потихоньку говорили) молодость и неопытность государя, вверившегося дурным и ничтожным людям. Но войска, русские войска, говорили все, были необыкновенны и делали чудеса храбрости. Солдаты, офицеры, генералы – были герои. Но героем из героев был князь Багратион, прославившийся своим Шенграбенским делом и отступлением от Аустерлица, где он один провел свою колонну нерасстроенною и целый день отбивал вдвое сильнейшего неприятеля. Тому, что Багратион выбран был героем в Москве, содействовало и то, что он не имел связей в Москве, и был чужой. В лице его отдавалась должная честь боевому, простому, без связей и интриг, русскому солдату, еще связанному воспоминаниями Итальянского похода с именем Суворова. Кроме того в воздаянии ему таких почестей лучше всего показывалось нерасположение и неодобрение Кутузову. – Ежели бы не было Багратиона, il faudrait l'inventer, [надо бы изобрести его.] – сказал шутник Шиншин, пародируя слова Вольтера. Про Кутузова никто не говорил, и некоторые шопотом бранили его, называя придворною вертушкой и старым сатиром. По всей Москве повторялись слова князя Долгорукова: «лепя, лепя и облепишься», утешавшегося в нашем поражении воспоминанием прежних побед, и повторялись слова Ростопчина про то, что французских солдат надо возбуждать к сражениям высокопарными фразами, что с Немцами надо логически рассуждать, убеждая их, что опаснее бежать, чем итти вперед; но что русских солдат надо только удерживать и просить: потише! Со всex сторон слышны были новые и новые рассказы об отдельных примерах мужества, оказанных нашими солдатами и офицерами при Аустерлице. Тот спас знамя, тот убил 5 ть французов, тот один заряжал 5 ть пушек. Говорили и про Берга, кто его не знал, что он, раненый в правую руку, взял шпагу в левую и пошел вперед. Про Болконского ничего не говорили, и только близко знавшие его жалели, что он рано умер, оставив беременную жену и чудака отца.

3 го марта во всех комнатах Английского клуба стоял стон разговаривающих голосов и, как пчелы на весеннем пролете, сновали взад и вперед, сидели, стояли, сходились и расходились, в мундирах, фраках и еще кое кто в пудре и кафтанах, члены и гости клуба. Пудренные, в чулках и башмаках ливрейные лакеи стояли у каждой двери и напряженно старались уловить каждое движение гостей и членов клуба, чтобы предложить свои услуги. Большинство присутствовавших были старые, почтенные люди с широкими, самоуверенными лицами, толстыми пальцами, твердыми движениями и голосами. Этого рода гости и члены сидели по известным, привычным местам и сходились в известных, привычных кружках. Малая часть присутствовавших состояла из случайных гостей – преимущественно молодежи, в числе которой были Денисов, Ростов и Долохов, который был опять семеновским офицером. На лицах молодежи, особенно военной, было выражение того чувства презрительной почтительности к старикам, которое как будто говорит старому поколению: уважать и почитать вас мы готовы, но помните, что всё таки за нами будущность.

wiki-org.ru

Стул — Википедия РУ

Стул гнутовыклейный

Стул — мебель, предназначенная для сидения одного человека, со спинкой и сиденьем[1][2][3][4] с подлокотниками или без них[5].

Стул отличается от табурета наличием спинки[2]. Разграничение между стулом и креслом — комфортабельность изделия[5], рабочее кресло при этом может вовсе не отличаться от рабочего стула[6]. В то же время кресло может рассматриваться как род стула[7][8].

Стулья — самый распространённый и массовый вид мебели[9], существует множество видов, моделей и фасонов стульев. Возможно, стул больше всех других предметов мебели подвержен влиянию моды[10].

Изобретателями стула как сиденья со спинкой, по-видимому, являются древние египтяне, самые древние нарисованные и найденные стулья относятся к третьему тысячелетию до н. э.

Основные части стула — сиденье, спинка и ножки. Традиционно стул имеет четыре ножки, отдельные или связанные попарно в конструкции типа «ножницы» (Х-образная конструкция). Количество ножек может варьироваться, существуют модели стульев без отдельных ножек — например, консольный стул. Спинка стула конструкционно может быть продолжением задних ножек (цельные задние ножки) или же представлять собой отдельный элемент, быть сплошной, сквозной или наборной. Стулья могут быть и жёсткими, и мягкими; по материалу и способу изготовления стулья бывают столярные (из цельнодеревянных элементов), гнутые (из древесины лиственных пород), клееные (из шпона), плетёные (из ивовых прутьев), металлические, пластиковые и смешанные.

Возможно, изобретателями стула как сиденья со спинкой являются древние египтяне[14]. Самые древние найденные стулья относятся к III династии Древнего Египта (3-е тысячелетие до н.э)[15]. Древнейшие и самые простые по устройству стулья в Древнем Египте были массивными, кубической формы, позднее, под влиянием отношений с Ближней Азией, стали использоваться стулья более сложных форм, с фигурными ножками и подушками, а также складные стулья с кожаными сиденьями и металлические табуреты[16]. Древнейшие найденные рисунки стула относятся ко временам II династии, и на них можно видеть простые стулья с прямыми ножками и спинкой и подушкой для смягчения сидения[17]. Распространены были стулья и табуреты с крестообразно (по типу ножниц) устроенными ножками[18]. У ассирийских стульев отмечается изменение форм от замысловатых (округлённых и изогнутых очертаний, ножек в виде ноги животного) к более простым формам — прямоугольному соединению прямых ножек с сиденьем. При этом стулья и тронные стулья, как и другая ассирийская мебель, богато украшались резьбой, накладками из бронзы и драгоценных металлов, покрывались коврами. В домах простых людей чаще использовались складные стулья, их тоже, хотя бы иногда, покрывали коврами[19]. После распространения на Древнем Востоке обычая возлежать за трапезой обычай есть за столом, сидя на стульях, скамьях, креслах и т. п. не исчез, поэтому стулья повсеместно остались в обиходе[20].

  Древнегреческий стул

В древней Греции архаического и классического периода стулья, кресла и табуреты полностью походили на ассирийскую, египетскую и другую древневосточную мебель. Стулья могли не только покрываться шкурами или коврами, но и обиваться подушками. Вместе с высокими стульями использовались сделанные в том же стиле скамеечки для ног. Распространявшаяся в послегомеровской Греции мода возлежать за трапезой сделала стул и прочие виды сидений в большей степени мебелью женской половины дома (женщины и дети по-прежнему ели сидя)[21]. В древнем Риме, как и в древней Греции поздних периодов, стул тоже был преимущественно женской мебелью; складные лёгкие стулья использовались в театрах, когда там не было скамей. Существовали сиденья самых разных форм — как со спинкой без ручек или со спинкой и с ручками, так и с ручками без спинки; основа стула могла быть выполнена в форме ящика или цилиндра[22][23]. Массово изготовлялись стулья, плетёные из ивовых прутьев[24].

Сиденья средневековой Европы в основном копируют римские образцы, но тронная мебель иногда имеет индийское или восточноазиатское влияние. С XII века появляются новые виды стульев — большие круглые или многоугольные, со спинкой, обхватывающей сиденье почти со всех сторон (для шестиугольного сиденья — с трёх или даже пяти сторон). Пустота между ножками часто прикрывалась, иногда под сиденье помещались фигуры зверей[25]. Несмотря на существование различных видов стульев, кресел и табуретов, до XVI века для сидения регулярно использовались сундуки[26]. В XV веке были изобретены стулья с поворачивающимся сиденьем, а также стулья на колёсиках[27]. В XVI веке в Европе для дешевой мебели стали использоваться сиденья и спинки из камыша, простые кресла и стулья получили большее распространение, вытеснив скамьи и сундуки в качестве основной комнатной мебели[28].

В средневековой Европе конструкция стула для торжественных случаев дополнялась балдахином; итальянская версия крестообразного стула с балдахином известна как стул Савонаролы[18].

В XVII веке в Голландии изготавливались стулья крестообразной конструкции в качестве повседневного сиденья; в Англии, Франции и Германии такие стулья использовались в основном для церемоний[29]. В это время в Англии стулья с обивкой вытесняют более простые деревянные стулья в домах аристократии; наиболее распространены были стулья с обивкой в стиле «фартингейл», имевшие промежуток между спинкой и сиденьем, так что женщины, носившие юбку с фижмами из китового уса, могли разместиться на таком стуле. Стул становится показателем статуса, самый большой стул в доме был предназначен для главы семьи[30].

В XVIII веке в Англии получили широкое распространение «виндзорские стулья» — тип сельской мебели с прямыми простыми точёными ножками и спинкой, набранной из тонких точёных прутьев[31].

В середине XIX века венский мебельщик Михаил Тонет приспособил к фабричному производству технику гнутья древесины под паром, применявшуюся раньше при изготовлении «виндзорского стула» (крестьянского кресла Англии XVIII века). Высокая прочность и конструктивность внешнего облика новой «венской мебели» вместе с технологичным и дешевым способом производства привели к тому, что «венский стул» («стул для бистро») стал одним из самых успешных массовых продуктов в истории промышленного производства. К 1930 году было продано более 50 млн венских стульев[32][33].

В России

До конца XVII века стулья, как и кресла, были мало распространены в России. К этому времени традиционные скамьи в приёмных комнатах царского дворца были заменены на ряд стоящих у стены стульев, что было одним из первых шагов к общей европеизации русского интерьера. В петровское время стул стал распространённым предметом мебели, при этом он перестал восприниматься как почётная мебель, которая должна иметь надлежащее и неизменное место в помещении[10].

К середине XVIII века в России мебель для сидения не отличалась разнообразием, в целом всё ещё ощущался недостаток мебели для жилых помещений. Всё ещё широко использовались формы начала века («петровского барокко»), в частности, дубовые стулья с высокими спинками[34].

В начале XIX века, с отходом от классицизма, стул снова отодвигается от стены и вид на стул сбоку становится не менее важен, чем вид спереди. Архитектор В. П. Стасов (1769—1848) в конце 1810-х изобрёл новую конструкцию стула и кресла с выразительным профилем — так называемую «боковую раму». При такой конструкции передняя и задняя ножки и стойки спинки образуют единую боковую раму, две такие рамы соединялись между собой двумя поперечными брусками, а стойки спинки — поперечной плоскостью; боковины облицовывались шпоном так, что создавалось впечатление цельного куска дерева. Для таких стульев использовалось вкладное сиденье в форме трапеции. Конструкция создавала интересный силуэт и при этом была настолько проста в изготовлении, прочна и удобна, что стулья и кресла с боковой рамой стали излюбленной и почти единственной формой на тридцать лет — и в дворянских и в купеческих домах[10][35][36].

В XIX веке для обивки стульев впервые начинают использовать ситец[37]. В середине века для увеличивающегося городского населения требовалось огромное количество стульев, распространяется фабричное производство мебели[10], появляются специализированные магазины, где можно, не обращаясь к мастеру, выбрать готовый стул или подобрать к каркасу стула спинку из имеющихся деталей[34].

В последней трети XIX века стала популярна мебель в «русском стиле». Стулья для столовой в этом стиле были тяжёлые, с прямоугольными формами, украшались резьбой, для обивки использовались кожа и парча[37]. Фактически, желание подражать народным формам при отсутствии в древнерусской и народной мебели не только стульев, но и в целом передвижных предметов, привели к тому, что кресла и стулья «à la russe» по форме были аналогичны европейской мебели позднего Возрождения или раннего барокко, и только украшавшая стулья резьба действительно черпала вдохновение в узорах народных вышивок и орнаментов[38].

В конце XIX популярностью пользуется мебель П. Гамбса, близкая к формам рококо. Стулья Гамбса с мягкими стёгаными спинками отличались комфортабельностью[34].

  Консольный стул

Основные части стула — сиденье, спинка (прислон, щит) и ножки. Вспомогательные детали — царги (элементы, скрепляющие ножки стула под сиденьем, могут служить также опорой для сиденья), проножки — элементы, соединяющие ножки мебели в нижней части, бобышки (угольники). Часть спинки, на которую сидящий непосредственно опирается спиной, называется подспинкой. Традиционно стул имеет четыре ножки, отдельные или связанные попарно в конструкции типа «ножницы» (Х-образная конструкция). Количество ножек может варьировать, существуют модели стульев без отдельных ножек — например, консольный стул (англ. cantilever chair). Ножки, царги и проножки вместе составляют каркас стула. Спинка стула конструкционно может быть продолжением задних ножек или же представлять собой отдельный элемент. Она может быть сплошной, сквозной или наборной (реечной). Основные параметры стула — общая высота (по спинке) и высота, ширина и глубина сиденья. Высота сиденья стула определяется удобством использования в соотношении с высотой стола. По жёсткости стулья могут относиться к любой из категорий мебели — жёсткой, полужёсткой, полумягкой и мягкой, спинка может быть той же жёсткости, что и сиденье, или более жёсткой. Фасон стульев определяется, прежде всего, высотой, конструкцией и формой спинки, а также конструкцией сиденья, формой ножек и др.[5][39][40][6][41]

По основному материалу и способу изготовления выделяют стулья столярные (детали выпиливаются из цельного массива хвойных или твердых лиственных пород дерева), гнутые, или гнутарные (из древесины лиственных пород, гнутой под паром), плетёные (из ивовых прутьев, а также ротанга, тростника, соломки, лиан), металлические (в том числе комбинированные по материалу). Российский классификатор продукции выделяет также стулья клееные (гнуто-клееные, по технологии гнутых стульев, но для удешевления прутья из цельной древесины заменяются на гнутый шпон) и смешанной конструкции, и отдельные категории по назначению — детские стулья и стулья для пианино. Кроме того, стулья могут изготовляться литьем (формовкой) из пластика или стекла, клееные стулья, помимо гнуто-клееных, могут быть плосковыклейными — с рамами на основе фанеры. К плетёным стульям относят также палочные — из палок и других материалов[40][6][42].

Материал и конструкция стульев влияют на их применение. Пластиковые стулья легкие и часто имеют конструкцию, позволяющую «нанизывать» один стул на другой, экономя место. Это делает их хорошо подходящими для организации массовых мероприятий вне постоянных помещений. Плетёные стулья часто рассматриваются в качестве «деревенской» мебели[43].

Особенности конструкции

Ножки. Для большей устойчивости стула передние ножки обычно отстоят одна от другой на большее расстояние, чем задние, а задние ножки внизу отклоняются назад.

Царги. Царги обычно ставят с четырёх сторон, но существуют конструкции стула, использующие только боковые царги. У таких стульев отсутствующие царги заменяются общей коробкой, образующей сиденье[44][45][39].

Сиденья. Сиденья бывают безрамочными (щитовыми, из цельной доски, древесностружечных плит, толстой фанеры) и рамочными (особенно для гибких или эластичных оснований), по способу установки — прямыми и со скосом к спинке, накладными (накладываемыми на царги) и вкладными, возможен и смешанный тип. По конструкции: рамочные или щитовые — с элементами из отдельных досок. По форме сиденья бывают круглые, подковообразные и трапециевидные, плоские, выпуклые и вогнутые.

Спинки. Спинки стульев могут быть плоскими и изогнутыми по форме, обычными или укороченными по высоте (поясничная спинка). Они бывают сплошными, сквозными и реечными (из набора брусков, образующих решетку, раму или опорную плоскость). У стульев без сплошной спинки промежуток между спинкой и сиденьем может быть заполнен декоративным элементом. Чтобы стул был удобен, спинка его должна иметь достаточный наклон назад.

Проножки. Проножки могут быть высокими и низкими. Высокая проножка располагается в плоскости передних ножек, низкая же заглубляется по крайней мере на 180 мм от плоскости передних ножек для того, чтобы сидящий на стуле не сломал проножку ногами. Обычно между задними ножками проножку не ставят, так как спинка сама по себе создает достаточно жёсткую конструкцию. Как показали испытания, проведенные в ВПКТИМ, отсутствие проножек снижает прочность стула наполовину (на 50 %), поэтому стулья без проножек делают с более толстыми ножками и с более широкими царгами[46]. Возможно вместо продольных и поперечных проножек использовать крестообразную конструкцию.

Cтолярные стулья. Для столярных стульев чаще используется древесина твердых лиственных пород. Стулья из древесины хвойных, менее прочных, пород получаются более громоздкими. Столярные стулья, у которых задние ножки переходят в спинку, называются стульями с цельными задними ножками, столярные стулья, у которых задние ножки и вертикальные бруски спинок состоят из разных деталей, иногда называют стульями с подсадными задними ножками. Детали столярных стульев соединяются главным образом при помощи шипов и клея[44][47][48].

Гнутые стулья. Конструкция гнутой мебели проще, чем столярной. Гнутые стулья не имеют острых углов, используются в основном детали с круглым сечением, выгнутые по заданному профилю. У гнутых стульев, как правило, задние ножки переходят в спинку. Царги и проножки гнутые. Царги изготовляют из одной замкнутой детали, согнутой в кольцо или в трапецию или в какую-либо другую форму, или из двух деталей: передней царги и подковообразной царги, которая заменяет две боковые царги и заднюю царгу. Проножки также могут быть замкнутыми в кольцо или подковообразными. Более прочны стулья с гнутыми проножками в виде подков, крепящимися двумя крайними шурупами к ножкам, а третьим центральным шурупом — к царге. Ещё более прочны стулья, у которых есть два гнутых кронштейна, крепящихся двумя шурупами: одним — к задней ножке выше сиденья, а вторым — к боковой царге[49]. Сиденья изготовляют слегка вогнутыми, из фанеры толщиной 4-5 мм. Детали гнутых стульев соединяются главным образом при помощи шурупов и двух глухарей[44][47].

Выклейные и гнутовыклейные стулья. У гнутовыклейных стульев выклейными могут быть как основные элементы по отдельности, так и их блок из спинки вместе с сиденьем, выполненных в виде единого элемента.

Плосковыклейные стулья. У плосковыклейных стульев схожим образом выклейными могут быть как основные элементы по отдельности, так и их блоки из пары ножек, образующих боковину[44].

Жёсткость

Жёсткость сиденья определяется его конструкцией. Жёсткое сиденье обычно изготовляется из древесины (из фанеры, досок, или цельное). Удобство жёсткого сиденья достигается слегка вогнутой в середине формой. Полужёсткое сиденье изготавливается наложением небольшого слоя набивки (5 — 7 мм) на жёсткое сиденье. Набивка закрывается обивочным материалом — тканью, кожей, клеёнкой или кожезаменителем. Для набивки используют конский волос, пеньку, морские водоросли, вату и другие материалы. К полужёстким относятся также плетёные сиденья из камыша, тканой тесьмы, полос кожи и т. п. Полумягкое сиденье изготавливается наложением слоя набивки толщиной 40—60 мм на жёсткое или плетёное из тканой тесьмы основание. Набивка покрывается тканью или кожей. Мягкое сиденье изготавливается с применением в качестве набивки микропористой резины или поролона толщиной 50-100 мм, или же установлением между основой и слоем набивки системы пружин.

Наиболее распространены стулья с жёсткими и полужёсткими сиденьями и спинками[44][50].

Характеристики

Одно из основных требований к стульям — прочность. Учитывая, что стулья работают в наиболее тяжёлых условиях по сравнению с другими видами мебели, а конструкция их состоит главным образом из деталей довольно малого сечения, соответствие конструкции стула требованиям прочности необходимо подтверждать лабораторными испытаниями.

Новые конструкции стульев перед запуском их в производство проходят испытания на долговечность, которое в соответствии с ГОСТом проводят на специальном стенде с циклической нагрузкой.[51][52].

http-wikipediya.ru

Стул — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Стул — мебель, предназначенная для сидения одного человека, со спинкой и сиденьем[1][2][3][4].

Стул отличается от кресла отсутствием подлокотников[2][5], а от табурета — наличием спинки[2]. Другой вариант разграничения между стулом и креслом рассматривает не наличие подлокотников, а комфортабельность изделия[6], рабочее кресло при этом может вовсе не разделяться от рабочего стула[7]. В то же время кресло может рассматриваться как род стула[8][9].

Стулья — самый распространённый и массовый вид мебели[10], существует множество видов, моделей и фасонов стульев. Возможно, стул больше всех других предметов мебели подвержен влиянию моды[11].

Изобретателями стула как сидения со спинкой, по-видимому, являются древние египтяне, самые древние нарисованные и найденные стулья относятся к третьему тысячелетию до н. э.

Основные части стула — сиденье, спинка и ножки. Традиционно стул имеет четыре ножки, отдельные или связанные попарно в конструкции типа «ножницы» (Х-образная конструкция). Количество ножек может варьироваться, существуют модели стульев без отдельных ножек — например, консольный стул. Спинка стула конструкционно может быть продолжением задних ножек (цельные задние ножки) или же представлять собой отдельный элемент, быть сплошной, сквозной или наборной. Стулья могут быть и жёсткими, и мягкими; по материалу и способу изготовления стулья бывают столярные (из цельнодеревянных элементов), гнутые (из древесины лиственных пород), клееные (из шпона), плетёные (из ивовых прутьев), металлические, пластиковые и смешанные.

Этимология

Слово «стул» считается древнерусским заимствованием из германских языков, ср., например, крымско-готский stul [12], древнеисландск. stóll или нем. Stuhl[13][14]. Столяр, изготовляющий стулья, именовался на Руси «стульник» или «стульщик»[2].

История

Возможно, изобретателями стула как сидения со спинкой являются древние египтяне[15]. Самые древние найденные стулья относятся к III династии Древнего Египта (3-е тысячелетие до н.э)[16]. Древнейшие и самые простые по устройству стулья в Древнем Египте были массивными, кубической формы, позднее, под влиянием отношений с Ближней Азией стали использоваться стулья более сложных форм, с фигурными ножками и подушками, а также складные стулья с кожаными сидениями и металлические табуреты[17]. Древнейшие найденные рисунки стула относятся ко временам II династии, и на них можно видеть простые стулья с прямыми ножками и спинкой и подушкой для смягчения сидения[18]. Распространены были стулья и табуреты с крестообразно (по типу ножниц) устроенными ножками[19]. У ассирийских стульев отмечается изменение форм от замысловатых (округлённых и изогнутых очертаний, ножек в виде ноги животного) к более простым формам — прямоугольному соединению прямых ножек с сидением. При этом стулья и тронные стулья, как и другая ассирийская мебель, богато украшались резьбой, накладками из бронзы и драгоценных металлов, покрывались коврами. В домах простых людей чаще использовались складные стулья, их тоже, хотя бы иногда, покрывали коврами[20]. После распространения на Древнем Востоке обычая возлежать за трапезой обычай есть за столом, сидя на стульях, скамьях, креслах и т. п. не исчез, поэтому стулья повсеместно остались в обиходе[21].

В древней Греции архаического и классического периода стулья, кресла и табуреты полностью походили на ассирийскую, египетскую и другую древневосточную мебель. Стулья могли не только покрываться шкурами или коврами, но и обиваться подушками. Вместе с высокими стульями использовались сделанные в том же стиле скамеечки для ног. Распространявшаяся в послегомеровской Греции мода возлежать за трапезой сделала стул и прочие виды сидений в большей степени мебелью женской половины дома (женщины и дети по-прежнему ели сидя)[22]. В древнем Риме, как и в древней Греции поздних периодов, стул тоже был преимущественно женской мебелью; складные лёгкие стулья использовались в театрах, когда там не было скамей. Существовали сидения самых разных форм — как со спинкой без ручек или со спинкой и с ручками, так и с ручками без спинки; основа стула могла быть выполнена в форме ящика или цилиндра[23]. Массово изготовлялись стулья, плетёные из ивовых прутьев[24].

Сидения средневековой Европы в основном копируют римские образцы, но тронная мебель иногда имеет индийское или восточноазиатское влияние. С XII века появляются новые виды стульев — большие круглые или многоугольные, со спинкой, обхватывающей сидение почти со всех сторон (для шестиугольного сидения — с трёх или даже пяти сторон). Пустота между ножками часто прикрывалась, иногда под сидение помещались фигуры зверей[25]. Несмотря на существование различных видов стульев, кресел и табуретов, до XVI века для сидения регулярно использовались сундуки[26]. В XV веке были изобретены стулья с поворачивающимся сидением, а также стулья на колёсиках[27]. В XVI веке в Европе для дешевой мебели стали использоваться сидения и спинки из камыша, простые кресла и стулья получили большее распространение, вытеснив скамьи и сундуки в качестве основной комнатной мебели[28].

В средневековой Европе конструкция стула для торжественных случаев дополнялась балдахином; итальянская версия крестообразного стула с балдахином известна как стул Савонаролы[19].

В XVII веке в Голландии изготавливались стулья крестообразной конструкции в качестве повседневного сиденья; в Англии, Франции и Германии такие стулья использовались в основном для церемоний[29]. В это время в Англии стулья с обивкой вытесняют более простые деревянные стулья в домах аристократии; наиболее распространены были стулья с обивкой в стиле «фартингейл», имевшие промежуток между спинкой и сиденьем, так что женщины, носившие юбку с фижмами из китового уса, могли разместиться на таком стуле. Стул становится показателем статуса, самый большой стул в доме был предназначен для главы семьи[30].

В XVIII веке в Англии получили широкое распространение «виндозрские стулья» — тип сельской мебели с прямыми простыми точёными ножками и спинкой, набранной из тонких точёных прутьев[31].

В середине XIX века венский мебельщик Михаил Тонет приспособил к фабричному производству технику гнутья древесины под паром, применявшуюся раньше при изготовлении «виндзорского стула» (крестьянского кресла Англии XVIII века). Высокая прочность и конструктивность внешнего облика новой «венской мебели» вместе с технологичным и дешевым способ производства привели к тому, что «венский стул» («стул для бистро») стал одним из самых успешных массовых продуктов в истории промышленного производства. К 1930 году было продано более 50 млн венских стульев[32][33].

В России

До конца XVII века стулья, как и кресла, были мало распространены в России. К этому времени традиционные скамьи в приёмных комнатах царского дворца были заменены на ряд стоящих у стены стульев, что было одним из первых шагов к общей европеизации русского интерьера. В петровское время стул стал распространённым предметом мебели, при этом он перестал восприниматься как почётная мебель, которая должна иметь надлежащее и неизменное место в помещении[11].

К середине XVIII века в России мебель для сидения не отличалась разнообразием, в целом всё ещё ощущался недостаток мебели для жилых помещений. Всё ещё широко использовались формы начала века («петровского барокко»), в частности дубовые стулья с высокими спинками[34].

В начале XIX века, с отходом от классицизма стул снова отодвигается от стены и вид на стул сбоку становится не менее важен, чем вид спереди. Архитектор В. П. Стасов (1769—1848) в конце 1810-х изобрёл новую конструкцию стула и кресла с выразительным профилем — так называемую «боковую раму». При такой конструкции передняя и задняя ножки и стойки спинки образуют единую боковую раму, две такие рамы соединялись между собой двумя поперечными брусками, а стойки спинки — поперечной плоскостью; боковины облицовывались шпоном так, что создавалось впечатление цельного куска дерева. Для таких стульев использовалось вкладное сиденье в форме трапеции. Конструкция создавала интересный силуэт и при этом была настолько проста в изготовлении, прочна и удобна, что стулья и кресла с боковой рамой стали излюбленной и почти единственной формой на тридцать лет — и в дворянских и в купеческих домах[11][35][36].

В XIX веке для обивки стульев впервые начинают использовать ситец[37]. В середине века для увеличивающегося городского населения требовалось огромное количество стульев, распространяется фабричное производство мебели[11], появляются специализированные магазины, где можно, не обращаясь к мастеру, выбрать готовый стул или подобрать к каркасу стула спинку из имеющихся деталей[34].

В последней трети XIX века стала популярна мебель в «русском стиле». Стулья для столовой в этом стиле были тяжёлые, с прямоугольными формами, украшались резьбой, для обивки использовались кожа и парча[37]. Фактически, желание подражать народным формам при отсутствии в древнерусской и народной мебели не только стульев, но и в целом передвижных предметов, привели к тому, что кресла и стулья «à la russe» по форме были аналогичны европейской мебели позднего Возрождения или раннего барокко, и только украшавшая стулья резьба действительно черпала вдохновение в узорах народных вышивок и орнаментов[38].

В конце XIX популярностью пользуется мебель П. Гамбса, близкие к формам рококо. Стулья Гамбса, с мягкими стёгаными спинками, отличались комфортабельностью[34].

Конструкция

Основные части стула — сиденье, спинка (прислон, щит) и ножки. Вспомогательные детали — царги (элементы, скрепляющие ножки стула под сидением, могут служить также опорой для сидения), проножки — элементы, соединяющие ножки мебели в нижней части, бобышки (угольники). Часть спинки, на которую сидящий непосредственно опирается спиной, называется подспинкой. Традиционно стул имеет четыре ножки, отдельные или связанные попарно в конструкции типа «ножницы» (Х-образная конструкция). Количество ножек может варьировать, существуют модели стульев без отдельных ножек — например, консольный стул (англ. cantilever chair). Ножки, царги и проножки вместе составляют каркас стула. Спинка стула конструкционно может быть продолжением задних ножек или же представлять собой отдельный элемент. Она может быть сплошной, сквозной или наборной (реечной). Основные параметры стула — общая высота (по спинке) и высота, ширина и глубина сиденья. Высота сидения стула определяется удобством использования в соотношении с высотой стола. По жёсткости стулья могут относится к любой из категорий мебели — жёсткие, полужёсткие, полумягкие и мягкие, спинка может быть той же жёсткости, что и сидение, или более жёсткой. Фасон стульев определяется, прежде всего, высотой, конструкцией и формой спинки, а также конструкцией сиденья, формой ножек и др.[6][39][5][7][40]

По основному материалу и способу изготовления выделяют стулья столярные (детали выпиливаются из цельного массива хвойных или твердых лиственных пород дерева), гнутые, или гнутарные, (из древесины лиственных пород, гнутой под паром), плетёные (из ивовых прутьев, а также ротанга, тростника, соломки, лиан), металлические (в том числе комбинированные по материалу). Российский классификатор продукции выделяет также стулья клееные (гнуто-клееные, по технологии гнутых стульев, но для удешевления прутья из цельной древесины заменяются на гнутый шпон) и смешанной конструкции, и отдельные категории по назначения — детские стулья и стулья для пианино. Кроме того, стулья могут изготовляться литьем (формовкой) из пластика или стекла, клееные стулья помимо гнуто-клееных могут быть плосковыклейными — с рамами на основе фанеры. К плетёным стульям относят также палочные — из палок и других материалов[5][7][41].

Материал и конструкция стульев влияют на их применение. Пластиковые стулья легкие и часто имеют конструкцию, позволяющую «нанизывать» один стул на другой, экономя место. Это делает их хорошо подходящими для организации массовых мероприятий вне постоянных помещений. Плетёные стулья часто рассматриваются в качестве «деревенской» мебели[42].

Особенности конструкции

Спинки стульев могут быть плоскими и изогнутыми по форме, обычными или укороченными по высоте (поясничная спинка). Они бывают сплошные, сквозные и реечные (из набора брусков, образующих решетку, раму или опорную плоскость). У стульев без сплошной спинки промежуток между спинкой и сидением может быть заполнен декоративным элементом. Чтобы стул был удобен, спинка его должна иметь достаточный наклон назад. Сиденья бывают безрамочными (щитовыми, из цельной доски, древесностружечных плит, толстой фанеры) и рамочными (особенно для гибких или эластичных оснований), по способу установки — прямыми и со скосом к спинке, накладными (накладываемыми на царги) и вкладными, возможен и смешанный тип. по конструкции: рамочные или щитовые — с элементами из отдельных досок По форме сидения бывают круглые, подковообразные и трапециевидные, плоские, выпуклые и вогнутые. Для большей устойчивости стула, передние ножки обычно отстоят одна от другой на большее расстояние, чем задние, а задние ножки внизу отклоняются назад. Проножки могут быть высокими и низкими. Высокая проножка располагается в плоскости передних ножек, низкая же заглубляется по крайней мере на 180 мм от плоскости передних ножек для того, чтобы сидящий на стуле не сломал проножку ногами. Обычно между задними ножками проножку не ставят, так как спинка сама по себе создает достаточно жёсткую конструкцию. Отсутствие проножек снижает прочность стула наполовину, поэтому стулья без проножек делают с более толстыми ножками и широкими царгами. Возможно вместо продольных и поперечных проножек использовать крестообразную конструкцию. Царги обычно ставят с четырёх сторон, но существуют конструкции стула, использующие только боковые царги. У таких стульев отсутствующие царги заменяются общей коробкой, образующей сиденье[43][44][39].

Для столярных стульев чаще используется древесина твердых лиственных пород. Стулья из древесины хвойных, менее прочных, пород получаются более громоздкими. Столярные стулья у которых задние ножки переходят в спинку, называются стульями с цельными задними ножками, столярные стулья, у которых задние ножки и вертикальные бруски спинок состоят из разных деталей, иногда называют стульями с подсадными задними ножками. Детали столярных стульев соединяются главным образом при помощи шипов и клея[43][45][46].

Конструкция гнутой мебели проще, чем столярной. Гнутые стулья не имеют острых углов, используются в основном детали с круглым сечением, выгнутые по заданному профилю. У гнутых стульев, как правило, задние ножки переходят в спинку. Проножки и царги гнутые или трапециевидные, царги изготовляют из одной замкнутой детали, согнутой в кольцо или какую-либо другую форму, или из двух деталей, одна из которых, имея, например, подковообразную форму, заменяет боковые и заднюю царги. Проножки также могут быть замкнутыми. Сиденья изготовляют слегка вогнутыми, из фанеры толщиной 4-5 мм. Детали гнутых стульев соединяются главным образом при помощи винтов и болтов[43][45].

У гнутовыклейных стульев выклейными могут быть как основные элементы по отдельности, так и их блок из спинки вместе с сидением, выполненных в виде единого элемента. У плосковыклейных стульев схожим образом выклейными могут быть как основные элементы по отдельности, так и их блоки из из пары ножек, образующих боковину[43].

Жёсткость

Жёсткость сидения определяется его конструкцией. Жёсткое сиденье обычно изготовляется из древесины (из фанеры, досок, или цельное). Удобство жёсткого сидения достигается слегка вогнутой в середине формой. Полужёсткое сиденье изготавливается наложением небольшого слоя набивки (5 — 7 мм), на жёсткое сидение. Набивка закрывается обивочным материалом — тканью, кожей, клеёнкой или кожезаменителем. Для набивки используют конский волос, пеньку, морские водоросли, вату и другие материалы. К полужёстким относятся также плетёные сидения из камыша, тканой тесьмы, полос кожи и т. п. Полумягкое сиденье изготавливается наложением слоя набивки толщиной 40—60 мм на жёсткое или плетённое из тканой тесьмы основание. Набивка покрывается тканью или кожей. Мягкое сиденье изготавливается с применением в качестве набивки микропористой резины или поролона толщиной 50-100 мм, или же установлением между основой и слоем набивки системы пружин.

Наиболее распространены стулья с жёсткими и полужёсткими сиденьями и спинками[43][47].

Характеристики

Одно из основных требований к стульям — прочность. Учитывая, что стулья работают в наиболее тяжёлых условиях по сравнению с другими видами мебели, а конструкция их состоит главным образом из деталей довольно малого сечения, соответствие конструкции стула требованиям прочности не является само собой разумеющимся.

Вновь разрабатываемые конструкции стульев перед их утверждением к производству обычно испытываются на долговечность. Испытание на долговечность в соответствии с ГОСТ 12 029 — 70 устраивается на специальном стенде с циклической нагрузкой. Стул с установленным на сиденье грузом весом 70 кг качают на задних и передних ножках. Стулья испытывают до требуемого по нормативу предела или до разрушения. Норматив для столярных и выклейных стульев с проножками по ГОСТу составляет 10 тыс. качаний, норматив для столярных и выклейных стульев без проножек, а также гнутых, гнутовыклейных и смешанной конструкции стульев — 4 тыс. качаний[10].

Виды стульев

По назначению

  • Компьютерный стул (рабочий стул) — эргономичный стул для длительной работы на компьютере, чаще всего оснащён колёсиками для перемещения по помещению и газлифтом для регулировки высоты.
  • Барный стул — стул на высоких ножках, используется для сидения за барной стойкой, традиционно на ножках устраивается специальная поперечная планка для ног[48][49].
  • Детский стул[41]
  • Вращающийся стул для пианино[41]

По конструкции

  • Стул-седло — эргономичный стул, напоминающий по форме седло. Поддерживает ровную осанку[50].
  • Консольный стул (англ. cantilever chair) — стул на замкнутой раме, выглядящей, как две соединенные под стулом ножки. Сидение при этом закреплено только с одной стороны, как консоль. Такие стулья часто делаются на гибкой раме, так что сидение такого стула пружинит. Рама чаще всего делается из металлических трубок, но может быть и деревянной. Название этого стула в русском не закрепилось, используются названия «консольный стул», кантилевер, «балансирующий стил», «стул без задних ножек».

Изобретён в 20-е годы ХХ века после появления технологий, позволивших гнуть стальные трубки; на изобретение претендуют несколько дизайнеров[51].

По стилю

  • Венский стул («стул для бистро») — стул из гнутой под паром древесины, предложенный в середине 19 века мебельной фабрикой Михаэля Тонета, один из самых успешных массовых продуктов в истории промышленного производства[32][52][53].
  • Стул-клисмос — стул древнегреческого стиля с выгнутой спинкой и саблевидными ножками[54]

Стулья в культуре

Что знаем мы о стуле, окромя,того, что было сказано в пылуполемики? — что всеми четырьмястоит он, точно стол ваш, на полу?Но стол есть плоскость, режущая грудь.А стул ваш вертикальностью берёт.

См. также

Напишите отзыв о статье "Стул"

Примечания

  1. ↑ Стул // Толковый словарь Ожегова. С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. 1949—1992.
  2. ↑ 1 2 3 4 Стуло — статья из Толкового словаря живого великорусского языка Владимира Даля (2-е изд., 1882)
  3. ↑ Стул // Толковый словарь Ушакова. Д. Н. Ушаков. 1935—1940.
  4. ↑ Стул // Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.
  5. ↑ 1 2 3 [http://www.znaytovar.ru/new2552.html Мебельные товары]
  6. ↑ 1 2 ГОСТ 20400-2013 Продукция мебельного производства. Термины и определения
  7. ↑ 1 2 3 [http://www.znaytovar.ru/new481.html Классификация и ассортимент мебели]
  8. ↑ Кресло // Толковый словарь Ушакова. Д. Н. Ушаков. 1935—1940.
  9. ↑ Кресло // Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.
  10. ↑ 1 2 Бобиков П.Д. Конструктивные решения стульев // [http://mebel.townevolution.ru/books/item/f00/s00/z0000000/st045.shtml Конструирование мебели]. — Москва: Высшая школа, 1972.
  11. ↑ 1 2 3 4 [http://www.dpholding.ru/articles/?id=39 Стул и история развития русского интерьера]
  12. ↑ [http://fan-5.ru/best/best-59364.php Готы в Крыму]
  13. ↑ [http://slovari.yandex.ru/dict/shansky/article/2/sha-4974.htm «Стул»](недоступная ссылка с 14-06-2016 (704 дня)), Школьный этимологический словарь русского языка  (Проверено 27 сентября 2009)
  14. ↑ Сетков, Николай Александрович. [http://samlib.ru/s/setkow_n_a/slovar.shtml Этимо-энциклопедический словарь для любознательных]. — Красноярск: Кларетианум, 2005.
  15. ↑ Екатерина Неволина. [https://books.google.com/books?id=G8yWaWmEqKsC&pg=PA30 Необыкновенная история обыкновенных вещей]. — ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 30-33. — 192 с. — ISBN 5-224-04466-9.
  16. ↑ Соболев, p. 10.
  17. ↑ Weiss, 1998, т.I, pp. 82-83.
  18. ↑ Killen, 1994, p. 11, 27.
  19. ↑ 1 2 Антиквариат. Самая полная история антиквариата, 2001, с. 28.
  20. ↑ Weiss, 1998, т.I, pp. 171-173.
  21. ↑ Weiss, 1998, т.I, p. 253.
  22. ↑ Weiss, 1998, т.I, pp. 521-523.
  23. ↑ Weiss, 1998, т.I, pp. 716-717.
  24. ↑ Соболев, p. 39.
  25. ↑ Weiss, 1998, т.II, p. 557.
  26. ↑ Weiss, 1998, т.III, pp. 290-291.
  27. ↑ Weiss, 1998, т.III, p. 308.
  28. ↑ Weiss, 1998, т.III, pp. 552-553.
  29. ↑ Антиквариат. Самая полная история антиквариата, 2001, с. 29.
  30. ↑ Антиквариат. Самая полная история антиквариата, 2001, с. 37-38.
  31. ↑ Антиквариат. Самая полная история антиквариата, 2001, с. 53.
  32. ↑ 1 2 Сидельникова, Мария. [http://www.kommersant.ru/doc/2871405 Утром стулья, вечером стулья], Коммерсант - Стиль, kommersant.ru (16 декабря 2015). Проверено 19 декабря 2015.
  33. ↑ [https://web.archive.org/web/20070611171431/http://www.antiq.info/furniture/6491.html Гнутая мебель Тонета]
  34. ↑ 1 2 3 [http://history.rin.ru/cgi-bin/history.pl?num=2262# Русская мебель]
  35. ↑ Н.Иконников [http://art-klassica.com/stati/37-russkaia-mebel-v-1820-30-e-gody-ampir.html Русская мебель в 1820-30-е годы: ампир] // Альманах «Русскiй Антикварiатъ»
  36. ↑ [http://www.hov-art.ru/istoriya-mebeli-407.html Мебель первой четверти XIX века по проектам архитекторов]
  37. ↑ 1 2 [http://svetico.narod.ru/regency/house/furnhistory.html История мебели]
  38. ↑ [http://www.hov-art.ru/istoriya-mebeli-522.html Национальный романтизм]
  39. ↑ 1 2 Энциклопедия дома и семьи, 2002, pp. 188-190.
  40. ↑ [http://www.dkd.ru/mebel/book/626/ «Анатомия» столярного стула]
  41. ↑ 1 2 3 [http://lugasoft.ru/ok/okp/1993/561210 Стулья, кресла, банкетки, табуреты, скамьи] — Общероссийский классификатор продукции (1993)
  42. ↑ [http://www.dkd.ru/mebel/book/618/ Стулья: из века в век… плетеные стулья.]
  43. ↑ 1 2 3 4 5 Кулебакин Г.И, Шепелев А.М. Стулья и кресла // [http://www.bibliotekar.ru/spravochnik-29/33.htm Столярное дело]. — Стройиздат.
  44. ↑ [http://www.podokonnik700.ru/sborka_izdelii-stolyarnye_stulya.html Столярные стулья]
  45. ↑ 1 2 [http://www.drevesinas.ru/constructmebel/constructing/16.html Стулья гнутые и разборные]
  46. ↑ [http://les.novosibdom.ru/node/469 Изготовление столярных стульев и табуретов]
  47. ↑ Краткая энциклопедия домашнего хозяйства. — М.: Большая Советская Энциклопедия. Под ред. А. Ф. Ахабадзе, А. Л. Грекулова. 1976.
  48. ↑ [http://koffkindom.ru/barnyj-stulya-v-interere.htm Барный стулья в интерьере]. koffkindom.ru. Проверено 16 декабря 2015.
  49. ↑ [http://www.alta-d.ru/encyclopedia/design/160604.htm Из жизни четвероногих — стул]
  50. ↑ [http://smartstool.ru/stul-sedlo Стул-седло]. smartstool.ru. Проверено 16 декабря 2015.
  51. ↑ Дюран, Юлия. [http://www.kommersant.ru/doc/1788290 Cantilever], Коммерсантъ Weekend, kommersant.ru (14 октября 2011). Проверено 19 декабря 2015.
  52. ↑ [http://worlds-interior.ru/venskij-stul/ Венский стул - нестареющая элегантность и австрийский шарм]. worlds-interior.ru. Проверено 16 декабря 2015.
  53. ↑ [http://история-вещей.рф/mebel/istoriya-venskogo-stula.html История венского стула]
  54. ↑ [http://www.fabrikart.ru/slovari_polezno/S/stul-klismos.php Стул-клисмос]

Литература

  • [https://books.google.com/books?id=FkvJBgAAQBAJ&pg=PA37 Антиквариат. Самая полная история антиквариата] / Генеральный редактор Хуон Маллалью. — Белый город, 2001. — 640 с. — ISBN 5-7793-0327-4.
  • Герман Вейс. История цивилизации. — ЭКСМО-Пресс, 1998. — Т. I-III. — ISBN 5-04-002038-4.
  • Geoffrey Killen. Egyptian Woodworking and Furniture. — 1994. — ISBN 0-7478-0239-4.
  • [https://books.google.com/books?id=yls23I24J6EC&lpg=PP1&hl=ru&pg=PT646#v=onepage&q&f=false Энциклопедия дома и семьи]. — ОЛМА-Пресс, 2002. — 670 с. — ISBN 5-224-03348-9.
  • Н. Н Соболев. Стили мебели. — 1934, переизд. 1998.

Ссылки

  • [http://www.dpholding.ru/articles/?id=39 Стул и история развития русского интерьера]
  • [http://restavraciy.ru/stst.html Стиль стульев]

Отрывок, характеризующий Стул

– Мама, мамочка, папа вернулся! И Велик тоже!.. – маленькая Лия кубарем выкатилась к нам навстречу, крепко прижимая к груди красного дракончика.. Её кругленькая мордашка сияла солнышком, а сама она, не в силах удержать своего бурного счастья, кинулась к папе и, повиснув у него на шее, пищала от восторга. Мне было радостно за эту, нашедшую друг друга, семью, и чуточку грустно за всех моих, приходящих на земле за помощью, умерших «гостей», которые уже не могли друг друга так же радостно обнять, так как не принадлежали тем же мирам... – Ой, папулечка, вот ты и нашёлся! А я думала, ты пропал! А ты взял и нашёлся! Вот хорошо-то как! – аж попискивала от счастья сияющая девчушка. Вдруг на её счастливое личико налетела тучка, и оно сильно погрустнело... И уже совсем другим голосом малышка обратилась к Стелле: – Милые девочки, спасибо вам за папу! И за братика, конечно же! А вы теперь уже уходить будете? А ещё когда-то вернётесь? Вот ваш дракончик, пожалуйста! Он был очень хороший, и он меня очень, очень полюбил... – казалось, что прямо сейчас бедная Лия разревётся навзрыд, так сильно ей хотелось подержать ещё хоть чуть-чуть этого милого диво-дракончика!.. А его вот-вот увезут и уже больше не будет... – Хочешь, он ещё побудет у тебя? А когда мы вернёмся, ты его нам отдашь обратно? – сжалилась над малышкой Стелла. Лия сначала ошалела от неожиданно свалившегося на неё счастья, а потом, не в состоянии ничего сказать, так сильно закивала головкой, что та чуть ли не грозилась отвалиться... Простившись с радостным семейством, мы двинулись дальше. Было несказанно приятно опять ощущать себя в безопасности, видеть тот же, заливающий всё вокруг радостный свет, и не бояться быть неожиданно схваченной каким-то страшно-кошмарным ужастиком... – Хочешь ещё погулять? – совершенно свежим голоском спросила Стелла. Соблазн, конечно же, был велик, но я уже настолько устала, что даже покажись мне сейчас самое что ни есть большое на земле чудо, я наверное не смогла бы этим по-настоящему насладиться... – Ну ладно, в другой раз! – засмеялась Стелла. – Я тоже устала. И тут же, каким-то образом, опять появилось наше кладбище, где, на той же скамеечке, дружно рядышком сидели наши бабушки... – Хочешь покажу что-то?... – тихо спросила Стелла. И вдруг, вместо бабушек появились невероятно красивые, ярко сияющие сущности... У обоих на груди сверкали потрясающие звёзды, а у Стеллиной бабушки на голове блистала и переливалась изумительная чудо-корона... – Это они... Ты же хотела их увидеть, правда? – я ошалело кивнула. – Только не говори, что я тебе показывала, пусть сами это сделают. – Ну, а теперь мне пора... – грустно прошептала малышка. – Я не могу идти с тобой... Мне уже туда нельзя... – Я обязательно приду к тебе! Ещё много, много раз! – пообещала от всего сердца я. А малышка смотрела мне вслед своими тёплыми грустными глазами, и казалось, всё понимала... Всё, что я не сумела нашими простыми словами ей сказать.

Всю дорогу с кладбища домой я безо всякой причины дулась на бабушку, притом злясь за это на саму себя... Я была сильно похожа на нахохлившегося воробья, и бабушка прекрасно это видела, что, естественно, меня ещё больше раздражало и заставляло глубже залезть в свою «безопасную скорлупу».... Скорее всего, это просто бушевала моя детская обида за то, что она, как оказалось, многое от меня скрывала, и ни чему пока не учила, видимо считая меня недостойной или не способной на большее. И хотя мой внутренний голос мне говорил, что я тут кругом и полностью не права, но я никак не могла успокоиться и взглянуть на всё со стороны, как делала это раньше, когда считала, что могу ошибаться... Наконец, моя нетерпеливая душа дольше выдержать молчание была не в состоянии... – Ну и о чём вы так долго беседовали? Если, конечно, мне можно это знать... – обиженно буркнула я. – А мы не беседовали – мы думали, – спокойно улыбаясь ответила бабушка. Казалось, она меня просто дразнит, чтобы спровоцировать на какие-то, ей одной понятные, действия... – Ну, тогда, о чём же вы там вместе «думали»? – и тут же, не выдержав, выпалила: – А почему бабушка Стеллу учит, а ты меня – нет?!.. Или ты считаешь, что я ни на что больше не способна? – Ну, во-первых, брось кипятиться, а то вон уже скоро пар пойдёт... – опять спокойно сказала бабушка. – А, во-вторых, – Стелле ещё долго идти, чтобы до тебя дотянуться. И чему же ты хочешь, чтобы я учила тебя, если даже в том, что у тебя есть, ты пока ещё совсем не разобралась?.. Вот разберись – тогда и потолкуем. Я ошалело уставилась на бабушку, как будто видела её впервые... Как это Стелле далеко до меня идти?!. Она ведь такое делает!.. Столько знает!.. А что – я? Если что-то и делала, то всего лишь кому-то помогала. А больше и не знаю ничего. Бабушка видела моё полное смятение, но ни чуточки не помогала, видимо считая, что я должна сама через это пройти, а у меня от неожиданного «положительного» шока все мысли, кувыркаясь, пошли наперекосяк, и, не в состоянии думать трезво, я лишь смотрела на неё большими глазами и не могла оправиться от свалившихся на меня «убийственных» новостей... – А как же «этажи»?.. Я ведь никак не могла сама туда попасть?.. Это ведь Стеллина бабушка мне их показала! – всё ещё упорно не сдавалась я. – Ну, так ведь для того и показала, чтобы сама попробовала, – констатировала «неоспоримый» факт бабушка. – А разве я могу сама туда пойти?!.. – ошарашено спросила я. – Ну, конечно же! Это самое простое из того, что ты можешь делать. Ты просто не веришь в себя, потому и не пробуешь... – Это я не пробую?!.. – аж задохнулась от такой жуткой несправедливости я... – Я только и делаю, что пробую! Только может не то... Вдруг я вспомнила, как Стелла много, много раз повторяла, что я могу намного больше... Но могу – что?!.. Я понятия не имела, о чём они все говорили, но теперь уже чувствовала, что начинаю понемножку успокаиваться и думать, что в любых трудных обстоятельствах мне всегда помогало. Жизнь вдруг показалась совсем не такой уж несправедливой, и я понемногу стала оживать... Окрылённая положительными новостями, все последующие дни я, конечно же, «пробовала»... Совершенно себя не жалея, и вдребезги истязая своё, и так уже измождённое, физическое тело, я десятки раз шла на «этажи», пока ещё не показываясь Стелле, так как желала сделать ей приятный сюрприз, но при этом не ударить лицом в грязь, сделав какую-нибудь глупую ошибку. Но вот, наконец-то, решила – хватит прятаться и решила навестить свою маленькую подружку. – Ой, это ты?!.. – сразу же зазвучал счастливыми колокольчиками знакомый голосок. – Неужели это правда ты?! А как же ты сюда пришла?.. Ты что – сама пришла? Вопросы, как всегда, сыпались из неё градом, весёлая мордашка сияла, и для меня было искренним удовольствием видеть эту её светлую, бьющую фонтаном, радость. – Ну что, пойдём гулять? – улыбаясь, спросила я. А Стелла всё никак не могла успокоиться от счастья, что я сумела придти сама, и что теперь мы уже сможем встречаться, когда пожелаем и даже без посторонней помощи! – Вот видишь, я же тебе говорила, что ты можешь больше!.. – счастливо щебетала малышка. – Ну, теперь всё хорошо, теперь уже нам никто не нужен! Ой, а это как раз-то очень хорошо, что ты пришла, я тебе хотела что-то показать и очень тебя ждала. Но для этого нам придётся прогуляться туда, где не очень приятно... – Ты имеешь в виду «нижний этаж»? – поняв, о чём она говорит, тут же спросила я. Стелла кивнула. – А что ты там потеряла? – О, я не потеряла, я нашла!.. – победоносно воскликнула малышка. – Помнишь, я говорила тебе, что там бывают и хорошие сущности, а ты мне тогда не поверила? Откровенно говоря, я не очень-то верила и сейчас, но, не желая обижать свою счастливую подружку, согласно кивнула. – Ну вот, теперь ты поверишь!.. – довольно сказала Стелла. – Пошли? На этот раз, видимо уже приобретя кое-какой опыт, мы легко «проскользнули» вниз по «этажам», и я снова увидела, очень похожую на виденные раньше, гнетущую картину... Под ногами чавкала какая-то чёрная, вонючая жижа, а из неё струились ручейки мутной, красноватой воды... Алое небо темнело, полыхая кровавыми бликами зарева, и, нависая по-прежнему очень низко, гнало куда-то багровую громаду неподъёмных туч... А те, не поддаваясь, висели тяжёлые, набухшие, беременные, грозясь разродиться жутким, всё сметающим водопадом... Время от времени из них с гулким рёвом прорывалась стена буро-красной, непрозрачной воды, ударяя о землю так сильно, что казалось – рушится небо... Деревья стояли голые и безликие, лениво шевеля обвисшими, шипастыми ветвями. Дальше за ними простиралась безрадостная, выгоревшая степь, теряясь вдали за стеной грязного, серого тумана... Множество хмурых, поникших людских сущностей неприкаянно бродили туда-сюда, бессмысленно ища чего-то, не обращая никакого внимания на окружающий их мир, который, и правда, не вызывал ни малейшего удовольствия, чтобы на него хотелось смотреть... Весь пейзаж навевал жуть и тоску, приправленную безысходностью... – Ой, как же здесь страшно... – ёжась, прошептала Стелла. – Сколько бы раз сюда не приходила – никак не могу привыкнуть... Как же эти бедняжки здесь живут?!. – Ну, наверное, эти «бедняжки» слишком сильно провинились когда-то, если оказались здесь. Их ведь никто сюда не посылал – они всего лишь получили то, чего заслуживали, правда же? – всё ещё не сдаваясь, сказала я. – А вот сейчас посмотришь... – загадочно прошептала Стелла. Перед нами неожиданно появилась заросшая сероватой зеленью пещера. А из неё, щурясь, вышел высокий, статный человек, который никоим образом не вписывался в этот убогий, леденящий душу пейзаж... – Здравствуй, Печальный! – ласково приветствовала незнакомца Стелла. – Вот я подругу привела! Она не верит, что здесь можно найти хороших людей. А я хотела ей тебя показать... Ты ведь не против? – Здравствуй милая... – грустно ответил человек, – Да не такой я хороший, чтобы меня кому-то показывать. Напрасно ты это... Как ни странно, но этот печальный человек мне и в правду сразу чем-то понравился. От него веяло силой и теплом, и было очень приятно рядом с ним находиться. Уж, во всяком случае, он никак не был похож на тех безвольных, убитых горем, сдавшихся на милость судьбы людей, которыми был битком набит этот «этаж». – Расскажи нам свою историю, печальный человек... – светло улыбнувшись, попросила Стелла. – Да нечего там рассказывать, и гордиться особо нечем... – покачал головой незнакомец. – И на что вам это? Мне почему-то стало его очень жаль... Ещё ничего о нём не зная, я уже была почти что уверенна, что этот человек никак не мог сделать что-то по-настоящему плохое. Ну, просто не мог!.. Стела, улыбаясь, следила за моими мыслями, которые ей видимо очень нравились... – Ну, хорошо, согласна – ты права!.. – видя её довольную мордашку, наконец-то честно признала я. – Но ты ведь ещё ничего о нём не знаешь, а ведь с ним всё не так просто, – лукаво улыбаясь, довольно произнесла Стелла. – Ну, пожалуйста, расскажи ей, Печальный... Человек грустно нам улыбнулся, и тихо произнёс: – Я здесь потому, что убивал... Многих убивал. Но не по желанию, а по нужде это было... Я тут же жутко расстроилась – убивал!.. А я, глупая, поверила!.. Но почему-то у меня упорно не появлялось ни малейшего чувства отторжения или неприязни. Человек явно мне нравился, и, как бы я не старалась, я ничего с этим поделать не могла... – А разве это одинаковая вина – убивать по желанию или по необходимости? – спросила я. – Иногда люди не имеют выбора, не так ли? Например: когда им приходится защищаться или защищать других. Я всегда восхищалась героями – воинами, рыцарями. Последних я вообще всегда обожала... Разве можно сравнивать с ними простых убийц? Он долго и грустно на меня смотрел, а потом также тихо ответил: – Не знаю, милая... То, что я нахожусь здесь, говорит, что вина одинаковая... Но по тому, как я эту вину чувствую в моём сердце, то – нет... Я никогда не желал убивать, я просто защищал свою землю, я был там героем... А здесь оказалось, что я просто убивал... Разве это правильно? Думаю – нет... – Значит, вы были воином? – с надеждой спросила я. – Но тогда, это ведь большая разница – вы защищали свой дом, свою семью, своих детей! Да и не похожи вы на убийцу!.. – Ну, мы все не похожи на тех, какими нас видят другие... Потому, что они видят лишь то, что хотят видеть... или лишь то, что мы хотим им показать... А насчёт войны – я тоже сперва так же, как ты думал, гордился даже... А здесь оказалось, что гордиться-то нечем было. Убийство – оно убийство и есть, и совсем не важно, как оно совершилось. – Но это не правильно!.. – возмутилась я. – Что же тогда получается – маньяк-убийца получается таким же, как герой?!.. Этого просто не может быть, такого быть не должно! Во мне всё бушевало от возмущения! А человек грустно смотрел на меня своими печальными, серыми глазами, в которых читалось понимание... – Герой и убийца точно так же отнимают жизнь. Только, наверное, существуют «смягчающие вину обстоятельства», так как защищающий кого-то человек, даже если и отнимает жизнь, то по светлой и праведной причине. Но, так или иначе, им обоим приходится за это платить... И платить очень горько, ты уж поверь мне... – А можно вас спросить – как давно вы жили? – немного смутившись, спросила я. – О, достаточно давно... Это уже второй раз я здесь... Почему-то две мои жизни были похожими – в обоих я за кого-то воевал... Ну, а потом платил... И всегда так же горько... – незнакомец надолго умолк, как будто не желая больше об этом говорить, но потом всё же тихо продолжил. – Есть люди, которые любят воевать. Я же всегда это ненавидел. Но почему-то жизнь второй уже раз возвращает меня на тот же самый круг, как будто меня замкнули на этом, не позволяя освободиться... Когда я жил, все народы у нас воевали между собой... Одни захватывали чужие земли – другие те же земли защищали. Сыновья свергали отцов, братья убивали братьев... Всякое было. Кто-то свершал немыслимые подвиги, кто-то кого-то предавал, а кто-то оказывался просто трусом. Но никто из них даже не подозревал, какой горькой окажется плата за всё содеянное ими в той жизни... – А у вас там была семья? – чтобы изменить тему, спросила я. – Были дети? – Конечно! Но это уже было так давно!.. Они когда-то стали прадедами, потом умерли... А некоторые уже опять живут. Давно это было... – И вы всё ещё здесь?!.. – в ужасе оглядываясь вокруг, прошептала я. Я даже представить себе не могла, что вот так он существует здесь уже много, много лет, страдая и «выплачивая» свою вину, без какой-либо надежды уйти с этого ужасающего «этажа» ещё до того, как придёт его час возвращения на физическую Землю!.. И там он опять должен будет начать всё сначала, чтобы после, когда закончится его очередная «физическая» жизнь, вернуться (возможно сюда же!) с целым новым «багажом», плохим или хорошим, в зависимости от того, как он проживёт свою «очередную» земную жизнь... И освободиться из этого замкнутого круга (будь он хорошим или плохим) никакой надежды у него быть не могло, так как, начав свою земную жизнь, каждый человек «обрекает» себя на это нескончаемое, вечное круговое «путешествие»... И, в зависимости от его действий, возвращение на «этажи» может быть очень приятным, или же – очень страшным... – А если вы не будете убивать в своей новой жизни, вы ведь не вернётесь больше на этот «этаж», правда же?– с надеждой спросила я. – Так я ведь не помню ничего, милая, когда возвращаюсь туда... Это после смерти мы помним свои жизни и свои ошибки. А, как только возвращаемся жить обратно – то память сразу же закрывается. Потому, видно, и повторяются все старые «деяния», что мы не помним своих старых ошибок... Но, говоря по-честному, даже если бы я знал, что буду снова за это «наказан», я всё равно никогда бы не оставался в стороне, если б страдала моя семья... или моя страна. Странно всё это... Если вдуматься, то тот, кто «распределяет» нашу вину и плату, как будто желает, чтобы на земле росли одни трусы и предатели... Иначе, не наказывал бы одинаково мерзавцев и героев. Или всё-таки есть какая-то разница в наказании?.. По справедливости – должна была бы быть. Ведь есть герои, совершившие нечеловеческие подвиги... О них потом столетиями слагают песни, о них живут легенды... Уж их-то точно нельзя «поселять» среди простых убийц!.. Жаль, не у кого спросить... – Я тоже думаю, не может такого быть! Ведь есть люди, которые совершали чудеса человеческой смелости, и они, даже после смерти, как солнца, столетиями освещают путь всем оставшимся в живых. Я очень люблю про них читать, и стараюсь найти как можно больше книг, в которых рассказывается о человеческих подвигах. Они помогают мне жить, помогают справляться с одиночеством, когда уже становится слишком тяжело... Единственное, что я не могу понять, это: почему на Земле герои всегда должны погибнуть, чтобы люди могли увидеть их правоту?.. И когда того же самого героя уже нельзя воскресить, тут уж все, наконец, возмущаются, поднимается долго спавшая человеческая гордость, и, горящая праведным гневом толпа, сносит «врагов», как пылинки, попавшиеся на их «верном» пути... – во мне бушевало искреннее возмущение, и я говорила наверняка слишком быстро и слишком много, но у меня редко появлялась возможность выговориться о том, что «болит»... и я продолжала. – Ведь даже своего бедного Бога люди сперва убили, а только потом уже стали ему молиться. Неужели нельзя настоящую правду увидеть ещё до того, когда уже бывает поздно?.. Неужели не лучше сберечь тех же самых героев, равняться на них и учиться у них?.. Неужели людям всегда нужен шоковый пример чужого мужества, чтобы они могли поверить в своё?.. Почему надо обязательно убить, чтобы потом можно было поставить памятник и славить? Честное слово, я бы предпочитала ставить памятники живым, если они этого стоят... А что вы имеете в виду, говоря, что кто-то «распределяет вину»? Это – Бог что ли?.. Но ведь, не Бог наказывает... Мы сами наказываем себя. И сами за всё отвечаем. – Ты не веришь в Бога, милая?.. – удивился, внимательно слушавший мою «эмоционально-возмущённую» речь, печальный человек. – Я его не нашла пока... Но если он и вправду существует, то он должен быть добрым. А многие почему-то им пугают, его боятся... У нас в школе говорят: «Человек – звучит гордо!». Как же человек может быть гордым, если над ним будет всё время висеть страх?!.. Да и богов что-то слишком много разных – в каждой стране свой. И все стараются доказать, что их и есть самый лучший... Нет, мне ещё очень многое непонятно... А как же можно во что-то верить, не поняв?.. У нас в школе учат, что после смерти ничего нет... А как же я могу верить этому, если вижу совсем другое?.. Думаю, слепая вера просто убивает в людях надежду и увеличивает страх. Если бы они знали, что происходит по-настоящему, они вели бы себя намного осмотрительнее... Им не было бы всё равно, что будет дальше, после их смерти. Они бы знали, что опять будут жить, и за то, как они жили – им придётся ответить. Только не перед «грозным Богом», конечно же... А перед собой. И не придёт никто искупать их грехи, а придётся им искупать свои грехи самим... Я хотела об этом кому-то рассказать, но никто не хотел меня слушать. Наверное, так жить всем намного удобнее... Да и проще, наверное, тоже, – наконец-то закончила свою «убийственно-длинную» речь я. Мне вдруг стало очень грустно. Каким-то образом этот человек сумел заставить меня говорить о том, что меня «грызло» внутри с того дня, когда я первый раз «прикоснулась» к миру мёртвых, и по своей наивности думала, что людям нужно «только лишь рассказать, и они сразу же поверят и даже обрадуются!... И, конечно, сразу же захотят творить только хорошее...». Каким же наивным надо быть ребёнком, чтобы в сердце родилась такая глупая и неосуществимая мечта?!! Людям не нравится знать, что «там» – после смерти – есть что-то ещё. Потому, что если это признать, то значит, что им за всё содеянное придётся отвечать. А вот именно этого-то никому и не хочется... Люди, как дети, они почему-то уверены, что если закрыть глаза и ничего не видеть, то ничего плохого с ними и не произойдёт... Или же свалить всё на сильные плечи этому же своему Богу, который все их грехи за них «искупит», и тут же всё будет хорошо... Но разве же это правильно?.. Я была всего лишь десятилетней девочкой, но многое уже тогда никак не помещалось у меня в мои простые, «детские» логические рамки. В книге про Бога (Библии), например, говорилось, что гордыня это большущий грех, а тот же Христос (сын человеческий!!!) говорит, что своей смертью он искупит «все грехи человеческие»... Какой же Гордыней нужно было обладать, чтобы приравнять себя ко всему роду людскому, вместе взятому?!. И какой человек посмел бы о себе такое подумать?.. Сын божий? Или сын Человеческий?.. А церкви?!.. Все красивее одна другой. Как будто древние зодчие сильно постарались друг друга «переплюнуть», строя Божий дом... Да, церкви и правда необыкновенно красивые, как музеи. Каждая из них являет собой настоящее произведение искусства... Но, если я правильно понимала, в церковь человек шёл разговаривать с богом, так ведь? В таком случае, как же он мог его найти во всей той потрясающей, бьющей в глаза золотом, роскоши, которая, меня например, не только не располагала открыть моё сердце, а наоборот – закрыть его, как можно скорее, чтобы не видеть того же самого, истекающего кровью, почти что обнажённого, зверски замученного Бога, распятого по середине всего того блестящего, сверкающего, давящего золота, как будто люди праздновали его смерть, а не верили и не радовались его жизни... Даже на кладбищах все мы сажаем живые цветы, чтобы они напоминали нам жизнь тех же умерших. Так почему же ни в одной церкви я не видела статую живого Христа, которому можно было бы молиться, говорить с ним, открыть свою душу?.. И разве Дом Бога – обозначает только лишь его смерть?.. Один раз я спросила у священника, почему мы не молимся живому Богу? Он посмотрел на меня, как на назойливую муху, и сказал, что «это для того, чтобы мы не забывали, что он (Бог) отдал свою жизнь за нас, искупая наши грехи, и теперь мы всегда должны помнить, что мы его не достойны (?!), и каяться в своих грехах, как можно больше»... Но если он их уже искупил, то в чём же нам тогда каяться?.. А если мы должны каяться – значит, всё это искупление – ложь? Священник очень рассердился, и сказал, что у меня еретические мысли и что я должна их искупить, читая двадцать раз вечером «отче наш» (!)... Комментарии, думаю, излишни... Я могла бы продолжать ещё очень и очень долго, так как меня всё это в то время сильно раздражало, и я имела тысячи вопросов, на которые мне никто не давал ответов, а только советовали просто «верить», чего я никогда в своей жизни сделать не могла, так как перед тем, как верить, я должна была понять – почему, а если в той же самой «вере» не было логики, то это было для меня «исканием чёрной кошки в чёрной комнате», и такая вера не была нужна ни моему сердцу, ни моей душе. И не потому, что (как мне некоторые говорили) у меня была «тёмная» душа, которая не нуждалась в Боге... Наоборот – думаю, что душа у меня была достаточно светлая, чтобы понять и принять, только принимать-то было нечего... Да и что можно было объяснить, если люди сами же убили своего Бога, а потом вдруг решили, что будет «правильнее» поклоняться ему?.. Так, по-моему, лучше бы не убивали, а старались бы научиться у него как можно большему, если он, и правда, был настоящим Богом... Почему-то, намного ближе я чувствовала в то время наших «старых богов», резных статуй которых у нас в городе, да и во всей Литве, было поставлено великое множество. Это были забавные и тёплые, весёлые и сердитые, грустные и суровые боги, которые не были такими непонятно «трагичными», как тот же самый Христос, которому ставили потрясающе дорогие церкви, этим как бы и вправду стараясь искупить какие-то грехи...

«Старые» литовские Боги в моём родном городе Алитус, домашние и тёплые, как простая дружная семья...

Эти боги напоминали мне добрых персонажей из сказок, которые чем-то были похожи на наших родителей – были добрыми и ласковыми, но если это было нужно – могли и сурово наказать, когда мы слишком сильно проказничали. Они были намного ближе нашей душе, чем тот непонятный, далёкий, и так ужасно от людских рук погибший, Бог...

o-ili-v.ru


Смотрите также