Наталья Углева: «Гамбсова мебель — повод для гордости». Часть II. Стул гамбсовский


Стулья мастера Гамбса

Нет, если вы думаете, что «гамбсовский стиль» — это исключительно стулья с пухлыми сиденьями, в которых герои «Двенадцати стульев» пытались отыскать запрятанные бриллианты, то разуверьтесь срочно. Хотя — сделаем оговорку — мебель в стилистике «необарокко» где-то в середине XIX столетия тоже производилась.

Но стилистика эта — не единственная и даже не главная. Как и «стулья» — вообще-то не главное, а главным были шкафчики, комоды и прочие «секретеры» со множеством тайных отделений и ящичков (недаром «секретер» — от «секрета»).

Но обратимся к истории. Началось с того, что еще в конце XVIII столетия приехал в Санкт-Петербург некто Генрих Даниэль Гамбс из города Нойвид в княжестве Вид (сейчас это в составе земли Рейнланд-Пфальц). Нойвид — не то чтобы городок, но город не очень большой: даже сейчас где-то тысяч 60 населения. И поминают в связи с ним совсем других обитателей — а происходили из этих мест предок американских Рокфеллеров, королева Румынии и даже первый и единственный князь Албании. Нашего же героя не вспоминают — что понятно, ибо город он покинул совсем молодым. Зато помнят его учителя по имени Давид Рёнтген. Знаменитый в свое время мебельщик поставлял свои произведения французскому королевскому двору, а кое-что — и в Россию, ко двору Екатерины (что-то из его работ сохранилось, попав в Эрмитаж).

Трудно сказать, сопровождал ли ученик учителя во время поездок того в Петербург или бывал ли посылаем им туда для сопровождения партий мебели. Теоретически, по возрасту, вполне мог. Как бы то ни было, в 1790 году 25-летний Генрих Гамбс прибывает в северную столицу России, а в 1795 году уже открывает магазин на Невском проспекте. И фирма «придворного механика Гамбса» продолжает существовать, уже под руководством его сыновей, вплоть до середины XIX столетия.

Ну, а теперь обратимся к стульям. Увидеть их (как и прочие шкафчики и жардиньерки) можно сейчас на выставке в Историческом музее.

Начнем с самого раннего — с классицизма. Типичная пальметта на спинке, темная кожаная обивка закреплена контрастными декоративными гвоздями с латунными шляпками, опоры оформлены в виде гермы.

Особое внимание обратим на скульптурное изображение греческого сфинкса.

Вот тоже классицизм — но только тут уже египетские гермы, и выполнены они из бронзы.

Вообще же — отвлечемся на минуту от стульев и кресел — такой прием с бронзовыми скульптурными вставками можно считать «визитной карточкой» ранних лет мастерской Гамбса. В том числе в его бюро и секретерах.

Или вот еще: здесь бронзовая скульптурная вставка соединена с декором в технике эгломизе.

Но — назад к стульям. Вот неоготика (в основном она стала входить в моду при Николае I).

И еще немного необарочной стилистики позднего этапа существования мастерской. Здесь перед креслом — поистине монументальные пяльцы.

Забавный диванчик «тет-а-тет».

И любопытная трансформация «вольтеровского» кресла.

А вот теперь — обратно к классике, ко временам самого мастера Генриха. И сейчас покажу кресло, ради которого я, вообще-то, и затеяла этот пост.

Как видим, не только бюро с комодами, но и кресла могли быть у Гамбса трансформерами. И набор приспособлений тут просто шикарный. Вот по бокам за подлокотниками — откидные столешницы.

На одном подлокотнике — пюпитр с регулируемым наклоном.

На другом — столик (и при этом под ним еще две выдвижные круглые подставки — жаль, что их не видно).

Предусмотрено также выдвижное подножие.

И когда я думала, что углядела уже все, оказалось, что помимо прочего у кресла может с помощью специального скрытого рычага откидываться спинка, превращая его тем самым в кровать.

Утверждается, что подобное кресло-трансформер «нашему всему» Александру Сергеичу как-то подарила супруга на день рожденья. Не знаю уж, было ли там столько же инженерных хитростей.

Кстати, и подписывался Гамбс «ébéniste-mécanicien de la cour à StPetersbourg» — то бишь «придворный краснодеревщик-механик». Клеймо с таким текстом было обнаружено при реставрации одного из его бюро — вот этого, с табакерками.

Вообще же в ГИМе сейчас понаоткрывалось сразу несколько выставок. Небольшой обзор можно посмотреть здесь.

diletant.media

К какому стилю относились 12 знаменитых стульев из «гамбсовского гарнитура»?

Эти стулья на кокетливо изогнутых ножках в самом бессмертном романе Ильфа и Петрова описаны так: «Десять стульев из дворца. Ореховые. Эпохи Александра Второго. В полном порядке. Работа мебельной мастерской Гамбса».

То есть стульев, как мы помним, изначально было 12, они волею судьбы постоянно расползались по разным городам и весям России, и Великому комбинатору Остапу Бендеру приходилось прилагать немало сил и изворотливости, чтобы разыскать каждый экземпляр.

Так чем же все-таки были так знамениты «гамбсовские» стулья? Как ни странно, но мебель этой мастерской была настолько популярна в России начиная с эпохи правления Екатерины Второй, что к началу двадцатого века ее не подделывал только ленивый – и почти наверняка гарнитур из 12 стульев, о котором рассказано в одноименном романе был именно стилизацией «под мастерскую сыновей Гамбса». Тем не менее, и сам Генрих Даниэль Гамбс, и его прославленные сыновья существовали на самом деле, а основатель столярной династии делал невероятной красоты мебель для русского императорского двора.

В основе гамбсовской мебели – безупречный классический стиль с точно выверенными пропорциями, не перегруженный декоративными элементами. До конца своего существования фирма Гамбса (а работала она, к слову, в Санкт-Петербурге с 1790 по 1870 год) выпускала уникальную по своей практичности и удобству мебель.

Можно ли найти настоящий гамбсовский стул в наши дни? Вы не поверите – но да! В частности, еще в 2006 году на международном аукционе в Париже продавался классический «гостиный комплект» мастерской Гамбса – 6 стульев и 2 кресла. Произведенные, согласно описанию, в самом начале девятнадцатого века. Начальная цена каждого предмета в лоте составляла 10 тысяч евро.

Памятник в Одессе, 12 гамбсовский стул.

Памятник в Одессе, 12 гамбсовский стул.

Однако, для современного человека комфортный стул должен быть более доступен. Конечно, мы говорим о стуле, как о физиологической функции. На то, насколько регулярно и беспроблемно мы ходим в туалет, влияет множество факторов, и одним из главнейших является рацион. Известно, что некоторые продукты влияют на регулярность стула – например, белый рис, белый хлеб из муки высшего сорта, низкожирное мясо (филе курицы или индейки) способны вызвать запор, который несет массу неприятных ощущений – тяжесть в животе, ощущение постоянной усталости. Да и для состояния кишечника запор крайне вреден. Чтобы не допустить такого положения дел, важно включать в рацион продукты, богатые пищевыми волокнами (сырые овощи и фрукты, цельные злаки), пить достаточно воды и обеспечить себе хотя бы минимальную физическую активность. Но если запор все-таки настиг – не отчаивайтесь!

.

.

www.kp.ru

Дореволюционный must have – гамбсовская мебель

2 марта 2014 г.

Фото 1
фото 1

Гостиный гарнитур, обитый английским ситцем, стремительно ворвался в мир русской литературы в 1927 году и до сих пор остаётся на гребне волны. Двенадцать стульев благодаря таланту Ильи Ильфа и Евгения Петрова стали именем нарицательным, а ключевая фраза «Я спрятала брильянты в стул» будоражит не первое поколение читателей. «Захватило почему-то дух и у Ипполита Матвеевича. Он отчетливо вспомнил гостиную в своем особняке, симметрично расставленную ореховую мебель с гнутыми ножками, начищенный восковой пол, старинный коричневый рояль и овальные черные рамочки с дагерротипами сановных родственников на стенах.» В романе подчёркивается, что гарнитур был превосходного качества, гамбсовский...

Что мы сегодня знаем о мастерских Гамбса, расположенных в Санкт-Петербурге и снабжавших своими элегантными изделиями многих богатых жителей империи? Не очень много. Дело в том, что предприятие по неизвестным причинам прекратило существование в 1860-х годах. Историки связывают это обстоятельство с различными объективными факторами, например, с увеличением доли фабричного производства. Тем не менее, «дожившая» до наших дней гамбсовская мебель и по сей день привлекает внимание ценителей отечественного мебельного искусства. Надо сказать, многим не литературным, а вполне реальным стульям, креслам и диванам пришлось на себе испытать все социальные драмы XX века – революции, войны, переделы имущества не могли не сказаться на сохранности раритетов. Сегодня гамбсовская мебель сохранилась только в музеях или в частных собраниях.

Фото 2
фото 2

Основателем легендарного бренда, как сказали бы в наши дни, является Генрих Даниэль Гамбс, мастер, переехавший из Пруссии в Санкт-Петербург в 1795 году. Во всех источниках подчёркивается, что этот талантливый человек был учеником Давида Рёнтгена – известного европейского мебельщика XVIII века. Состоятельные люди российской столицы остро нуждались в качественных предметах обстановки. Со временем преуспевающий бизнес унаследовали дети, а затем и внуки удачливого и трудолюбивого мастера.

Что больше всего ценили покупатели того времени? Высокое качество, долговечность, безупречный внешний вид, соответствие последним европейским модным веяниям. Солидные бюро, массивные письменные столы для господ и изящные – для дам, шкафчики, комоды, секретеры, консоли – одним словом, корпусная мебель безусловно преобладала. Столяры, резчики, бронзовщики и другие специалисты работали не покладая рук – спрос был весьма велик. Искусствоведы говорят о том, что гамбсовская мебель отличалась оригинальностью и практически безупречным качеством исполнения. Современники мастеров с ними полностью согласны: «Довольно известно, что мебельное мастерство доведено у нас, а особливо в здешней столице, до совершенства: преимущественно же перед всеми отличается придворный механик Гамбс. Его изобретательный ум в вымыслах неистощим: красивые рисунки, удобство для употребления, чистая отделка, наилучший подбор дерева и прочность суть всегдашние неизменные качества всех его работ».

Фото 3
фото 3

Наиболее дорогие экземпляры, предназначавшиеся для самых состоятельных лиц империи, изготавливались из красного дерева и имели роскошную отделку. В ход шла слоновая кость, золочёная бронза, а также модные в то время вставки из цветного стекла в технике «эгломизе». Шло время, от ярко выраженного классицизма мастера постепенно отходили в сторону новых вариантов и гнутых форм.

Кстати, добротная мебель Гамбса, служившая фоном своей эпохи, упоминается не только в «Двенадцати стульях». О ней вскользь упоминали Пушкин, Тургенев и другие известные люди. Имеются достоверные сведения о том, что «наше всё» и сам с охотой пользовался изделиями лучших петербургских мастерских. Пушкиноведы выяснили, например, что в 1832 году великий поэт приобрёл небольшой письменный стол, кушетку, диван и кресла. Гамбсовская мебель – то, что окружало наиболее привилегированную часть наших предков, поэтому нынешний интерес к этим раритетам неслучаен. Атмосфера дворянского быта XIX – начала XX века до сих пор будоражит воображение россиян.

info.rosmebel.com

«Гамбсова мебель — повод для гордости». Часть II

8 декабря 2016 г.

Продолжение интервью с Натальей Владимировной Углевой — хранителем коллекции мебели Государственного исторического музея, автором идеи, концепции и куратором выставки «Гамбсова мебель», г. Москва. Начало читайте здесь. 

Гамбсова мебель — это мебель конца XVIII — первой половины XIX века, изготовленная в знаменитой мебельной мастерской Гамбсов: Генриха Гамбса и его сыновей, наследовававших дело отца, — Петра и Эрнеста. Мастерская находилась в Санкт-Петербурге и славилась непревзойдённым качеством и высоким художественным уровнем изделий, выполняла заказы как для императорской семьи и состоятельных граждан, так и для горожан среднего класса и провинциальных дворян. Отличительной особенностью гамбсовой мебели считается наличие всевозможных «секретов»: потайных отделений, скрытых механизмов, элементов трансформации. 

— Скажите, пожалуйста, в каких художественных стилях работал великий мастер и его сыновья?

— Генрих Гамбс начал с классицизма, затем у него появляются вещи в стиле неоготики. Он хорошо чувствовал это художественное направление, умело стилизовал, поэтому вещи создавались совершенно изумительные. У нас на выставке присутствуют два кресла и секретер из частного собрания М.Ю. Карисалова как раз в неоготическом стиле. Сыновья Пётр и Эрнест пережили период николаевского романтизма, а в дальнейшем работали в основном в стиле знаменитого «орехового гамбсовского рококо». 

— Как Вы думаете, чему современные производители и дизайнеры мебели могли бы поучиться у династии Гамбсов? Можно что-нибудь из того времени перенести в современность, использовать сейчас?

— Я Вам отвечу нестандартно. Посмотрите, много ли сегодня в домах осталось мебели сороковых, пятидесятых, шестидесятых, семидесятых годов?.. Как показывает мой опыт — только у людей со стеснённым достатком, но не как стилистически выразительная вещь, не как семейная реликвия. Сейчас, конечно, появилось много частных мастерских, которые работают в стиле ретроспективизма — воспроизводят стили былых эпох. Время покажет, останутся ли эти вещи в интерьерах или нет. Я думаю, в большинстве своём они будут «вымыты». Потому что мы теряем некую духовность, она уходит из кинематографа, из театрального искусства, из литературы. Вы знаете, к нам ни разу не обратился ни один мастер, который бы поинтересовался наследием. А ведь именно в Историческом музее находится единственная коллекция мебели, которая иллюстрирует историю русского мебельного искусства с XVI по XXI век. Мы открыты для всех. У нас, конечно, учатся строгановцы, будущие реставраторы и искусствоведы из РГГУ, но никто из уже получивших образование, состоявшихся специалистов — архитекторов или мебельщиков, не пришёл к нам затем, чтобы воспользоваться опытом прошлого.

Это вызывает большое удивление, потому что раньше в Историческом музее работали все, в том числе и знаменитые мебельщики-практики, это был мощный культурный и образовательный центр. Например, в начале XX века, когда Исторический музей стал транслятором русской истории, здесь работали Е.Д. Поленова, братья В.М. и А.М. Васнецовы, И.Я. Билибин — известные художники, которые, в том числе, проектировали мебель. Это была нормальная практика, считалось естественным работать в музее. Знаете, тут ведь можно отыскать многое из того, до чего самостоятельно будешь доходить годами... здесь всё уже лежит на поверхности. 

— А с чем может быть связана такая невостребованность, как Вы думаете? Не доросли ещё? Мало знаем? Или просто время другое?

— Время-то всегда одинаковое, но если уровень культуры падает, куда тут деваться?.. Мало читаем, мало смотрим, а главное — мало анализируем. Можно по-разному относиться к советскому прошлому, но я вспоминаю то время, когда нас в школе с ранних лет приучали гордиться нашей страной. А теперь? Разве чувство патриотизма воспитывается только на памяти о военных победах? А как же наша наука, искусство?.. Крайне редко встретишь кого-нибудь на выставке «Гамбсова мебель», кто привёл бы своего ребёнка, чтобы тот увидел, насколько великолепной была старинная русская мебель. А ведь из таких, казалось бы, мелочей появляется и любовь к Родине, и гордость за неё. Тогда, оказавшись в Италии, во Франции, посмотришь, что есть у них, и невольно подумаешь: «О, так у нас-то не хуже! А у нас-то кое-что и лучше». Для человека важно чувствовать себя встроенным в мировую культуру. 

Продукция Гамбса была довольно востребованной. Многим хотелось иметь его мебель в своём доме. И такая возможность была. Я люблю приводить пример с Александром Сергеевичем Пушкиным, который, будучи человеком не очень состоятельным, тем не менее мог себе позволить приобрести ряд предметов, вышедших из знаменитой мастерской. Значит, у производителя были возможности идти на уступки, быть гибким в этой области: где-то заменить дубовые ящики на берёзовые; какие-то скрытые части конструкции сделать не из красного дерева, а из хвои; изменить количество или качество элементов из бронзы. Вот хороший пример, как следует организовывать производство, чтобы быть востребованным.

И, знаете, что меня ещё удивляет? Когда мы готовили выставку, я попыталась привлечь к совместной деятельности руководство магазинов Hoff и ИКЕА. Безрезультатно. Жаль, ведь у нас есть такие широкие возможности: можно, например, выставить здесь свою продукцию, показать коллекции или отдельные объекты. Они бы, между прочим, очень интересно смотрелись на фоне Гамбса. У каждого свои ходы, своя идея. Это было бы необычно, ярко и взаимовыгодно.

— Наталья Владимировна, как Вы думаете, выставки, подобные этой, способны повлиять на ситуацию, чтобы люди больше интересовались культурой? Ведь чем больше узнаёшь, тем больше начинаешь ценить?

— Думаю, да. Процесс идёт, может, не так быстро, как хотелось бы, но всё же. В основном, конечно, сюда приходят люди уже подготовленные. Информации о выставке в Интернете достаточно, но только специалист понимает, что мебель Гамбса в таком составе и в таком количестве можно увидеть раз в сто двадцать пять лет: за всё время существования мебельной коллекции Исторического музея это случилось впервые. У нас представлен всего один предмет мастерской Гамбса в постоянной экспозиции, но она историческая и не предполагает показа всех художественных коллекций, хранящихся в фонде. Для тех, кто не успел посетить выставку «Гамбсова мебель», скажу в утешение, что обширная информация по экспонатам — подробные описания с фотографиями и историческими сведениями — находится на сайте аудиогидов izi.TRAVEL и в каталоге выставки (Углева Н.В. Гамбсова мебель в собрании Исторического музея. — М.: Исторический музей, 2016). Присоединяйтесь! 

www.berlogos.ru

Генрих Гамбс| История мебели| Реставрация Гамбса| Реставрация Жакоб| Русский жакоб | Павловский ампир

Итак, знаменитый мастер Рентген из Нейвуда, потомственный краснодеревщик, мастерские которого поставляли мебель к королевским дворам Франции и Германии, а с некоторых пор и к пышному императорскому двору новой России, прибыл в Петербург с очередным транспортом мебели для столичной знати. В этот раз его сопровождал ученик, талантливый молодой мастер, которому суждено было сыграть важнейшую роль в истории русского мебельного искусства. Звали его Генрих Гамбс.

Перспективы мебельного рынка "Северной Пальмиры" были безграничны. Жить в долг считалось хорошим тоном, светская придворная суета обязывала соответствовать, и кредиты не считали. Для Гамбса, как и для многих его счастливых предшественников, это был шанс хорошо устроиться в жизни. А карьеру молодого человека в то время как, впрочем, и сейчас, могли составить две вещи: деньги и связи. Что касается первого, Гамбс нашел инвестора в лице австрийского купца Ионафана Отта. На паях они основали мебельную фабрику у Калинкина моста. Назвали фабрику "Отт и Гамбс"

Бюро с пультом для письма стоя, музыкальным механизмом и бронзовой группой. 1795-1815. Генрих Гамбс. Эрмитаж. А покровительство Генрих снискал при “малом дворе” Павла Петровича и Марии Федоровны. Супруга наследника особенно увлекалась механикой и декоративными искусствами, говорили, что она даже брала уроки мебельного мастерства у Гамбса, а Георг Кениг учил её резьбе по камню, а Леберехт – медальерному искусству… Мария Федоровна заказала Гамбсу дамский письменный столик красного дерева с золоченой бронзой и расписным стеклом, а позже мастер исполнил для нее и ширму-экран, так же из красного дерева с бронзой.

Эти предметы получили одобрение Екатерины II, после чего фирма “Отт и Гамбс” подала записку её императорскому величеству с предложением меблировать комнаты Нового дворца великого князя Александра в Царском селе. Так же Гамбс предлагает услуги в качестве реставратора вещей своего учителя Рентгена в Эрмитаже. Императрица ответила согласием, и в последующие годы Гамбс стал крупнейшим поставщиком императорского и малого двора.

Почему же все-таки механик? Мебель Гамбса, подобно работам его знаменитого учителя Рентгена отличалась всякими хитроумными сюрпризами и механизмами, выдвижными потайными ящичками, встроенными музыкальными шкатулками и прочим. Недаром одно из сложных по конструкции бюро Рентгена Екатерина передала в Академию наук в качестве экспоната. Первые работы Гамбса были выполнены в лучших традициях Рентгена, но постепенно его влияние утрачивалось.

Одним из фирменных нововведений Гамбса было использование ”эгломизе”(eglomise), расписных вставок из стекла с амальгамой. Изобретена эта техника была во Франции, однако в Европе таким способом выполнялись лишь мелкие вставки для декоративных вещиц (табакерки, шкатулки), Гамбс же впервые применил ”эгломизе” при изготовлении бюро, столиков, часов и прочего.

столик по рисунку Воронихина для Павловского дворца. 1804 год.

Еще одной модной новинкой от Гамбса был так называемый стиль “Жакоб”. Эта мебель красного дерева с латунными накладками стала очень популярна в России. Она хорошо сочеталась, и не составляло труда создать законченный интерьер из различных предметов. Справедливости ради следует заметить, что и в этом начинании Гамбс продолжал дело своего великого учителя, всю жизнь он умело эксплуатировал стилистические находки, сделанные еще в Нейвуде.

Секретер 1800

Бюро с откидной столешницей,Начало 19 в

Бюро красного дерева с розетками. Генрих Гамбс. Между 1800-1810 гг. Мастерская Гамбса выполняла заказы Екатерининского двора, потом обставляла дворцы Павла I и последующих правителей, создавала мебель по эскизам Бренны, Воронихина, прекрасные образцы русского ампира.

Атрибутируется фирме Г. Гамбса .начало 19 века.Эрмитаж.

Кроме того, Гамбсовская мебель, благодаря своему высокому качеству, пользовалась заслуженным уважением у состоятельных горожан, она считалась хорошим подарком, даже разыгрывалась в лотерее.

Приемная с мебелью Гамбса. Гатчинский дворец.1851

ГГенрих Гамбс умер в 1831 году, вероятно, что от холеры. Могила его не сохранилась. Своим потомкам он оставил хорошее состояние, фабрику, несколько городских особняков и магазинов на Невском. Дети: Петр, Эрнест и Густав продолжили его дело уже под вывеской: «Ebeniste-Mecanicien de la Cour Gambs a St. Petersburg». Кроме выпуска мебели, они занимались и реставрационными работами. За участие в восстановлении Зимнего дворца после пожара 1837 года, 130 сотрудников фирмы получили медали.Стул в готическом стиле. Эрнест Гамбс. Вторая четверть 19 в

В 1860-х годах Гамбсы еще пытаются конкурировать с новыми промышленными мануфактурами. Они по-прежнему работают по рисункам архитекторов, но отсутствие четко выраженного стиля, новых конструктивных решений и вездесущий историзм, со всеми своими псевдо-псевдо делают свое черное дело. В Петербургском справочнике 1874 года упоминания о Гамбсе нет. Наступило время новых имен.

Автор текста: Гипатия Яковлева

При копировании материалов ссылка на сайт http://ifominov.narod.ru обязательна.

ifominov.narod.ru

Лицензионное соглашение "Мастера Гамбса и Ко" - "Оберточные (shrink-wrap) лицензии." - Попытки критического анализа - Идеология "интеллектуальной собственности"

Компьютерра, #12 [389] от 27 марта 2001года."Расставляя гарнитур в комнате, садясь на стулья или иным образом используя их, вы тем самым принимаете на себя условия настоящего соглашения."

ЛИЦЕНЗИОННОЕ СОГЛАШЕНИЕ МАСТЕРА ГАМБСА и Ко.

ВАЖНО - ПРОЧТИТЕ ВНИМАТЕЛЬНО!

Настоящее лицензионное соглашение (далее «соглашение») является юридическим документом, заключаемым между вами и Мастером Гамбсом и Ко. (далее «Гамбс») относительно указанного выше мебельного гарнитура Гамбса (далее «гарнитур» или «стулья»), включающего в себя стулья в оригинальной упаковке, инструкцию по их использованию и все, что прилипло при транспортировке (далее «мусор»).

Расставляя гарнитур в комнате, садясь на стулья или иным образом используя их, вы тем самым принимаете на себя условия настоящего соглашения. Если вы не согласны с условиями настоящего лицензионного соглашения, вы не имеете права расставлять гарнитур или садиться на стулья; верните их продавцу и попробуйте получить обратно уплаченные деньги.

Лицензия на гарнитур

Гамбс предоставляет вам следующие права при условии соблюдения вами всех положений и условий настоящего соглашения:

  • Расстановка и усаживание.

    Разрешается расставить гарнитур в одной комнате и посадить на каждый стул по одному человеку, будь то взрослый мужчина, женщина или ребенок. Садиться на два стула, усаживаться вдвоем на один стул или держать детей на коленях запрещается, равно как и сидеть меж двух стульев.

  • Ограниченная лицензия.

    Если стул обозначен как «для одной ягодицы» («One Buttock Edition», или «OBE»), вы вправе сидеть на нем только одной ягодицей. Чтобы определить, сколько у вас ягодиц, обратитесь к Анатомическому атласу Гамбса.

  • Разделение гарнитура.

    Гарнитур лицензируется как единое изделие. Запрещается отделять от него составляющие его стулья для раздельной расстановки в разных комнатах.

  • Временное пользование.

    Запрещается предоставлять стулья во временное пользование гостям.

  • Вскрытие обивки и разборка.

    Запрещается вскрывать обивку, разбирать стулья и смотреть, как они устроены и из чего сделаны. Если обивка порвется и вы увидите, чем набито сиденье, запрещается рассказывать об этом другим. Если при этом из нее вывалится какая-нибудь коробочка, вы обязаны вернуть ее Гамбсу (мы давно ее ищем, только забыли, в какой стул зашили).

  • Передача гарнитура.

    Первоначальный пользователь гарнитура имеет право один раз передать все свои права по данному лицензионному соглашению и сами стулья непосредственно другому лицу для использования. Такая передача не может быть осуществлена через аукциониста.

  • Расторжение соглашения.

    Без ущерба для каких-либо иных прав Гамбс вправе прекратить действие настоящего соглашения при несоблюдении вами его положений и условий. В этом случае вы обязаны уничтожить все имеющиеся у вас стулья, предав их огню, и развеять пепел по ветру.

  • Обновление гарнитура.

    Чтобы воспользоваться новой обивкой, которая является обновлением гарнитура, необходимо иметь лицензию на продукт, обозначенный Гамбсом как подпадающий под предложение об обновлении. После обновления мыть пол старой обивкой запрещается.

ГАРНИТУР ПОСТАВЛЯЕТСЯ НА УСЛОВИЯХ «КАК ЕСЛИ БЫ (AS IF) НА СТУЛЬЯХ МОЖНО БЫЛО СИДЕТЬ. ГАМБС НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЕРЕД ВАМИ ИЛИ ТРЕТЬИМИ ЛИЦАМИ ЗА ПОРВАННЫЕ КОЛГОТКИ И СЛОМАНЫЕ ШЕИ.

www.libertarium.ru

Гамбсовский стул: printsdatskiy

Printsdatiy Printsdatskiy (printsdatskiy) wrote, 2008-06-19 11:47:00 Printsdatiy Printsdatskiyprintsdatskiy 2008-06-19 11:47:00

Преодолевая боль, святой отец твердо сказал: — Это национализированное имущество. — Национализированное? — Да-с, да-с, национализированное.

Говорили они с такой необыкновенной быстротой, что слова сливались. — Кем национализировано? — Советской властью! Советской властью. — Какой властью? Какой властью? — Властью трудящихся. — А-а-а!.. — сказал Ипполит Матвеевич, леденея, как мята. — Властью рабочих и крестьян? — Да-а-а-с!.. — М-м-м... Так, может быть, вы, святой отец, партийный? — М-может быть! Тут Ипполит Матвеевич не выдержал и с воплем «может быть?» смачно плюнул в доброе лицо отца Федора. Отец Федор немедленно плюнул в лицо Ипполита Матвеевича и тоже попал. Стереть слюну было нечем — руки были заняты стулом. Ипполит Матвеевич издал звук открываемой двери и изо всей мочи толкнул врага стулом. Враг упал, увлекая за собой задыхающегося Воробьянинова. Борьба продолжалась в партере.

Ильф и Петров. 12 стульев

"В Верховной Раде после открытия был объявлен перерыв, в ходе которого проводились консультации лидеров фракций, однако депутаты фракции БЮТ заблокировали президиум и трибуну парламента, подперев стульями двери, через которые в президиум входит спикер.

Пока фракция БЮТ не пояснила свою позицию и причины блокирования." (с)

Фракция пока не пояснила, вон как. Просто подперли стулом дверь. Всё-таки насколько ярче политическая жизнь в Украине.

PhotoHint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

printsdatskiy.livejournal.com